0

Брюгге – городок из табакерки


В Брюгге я влюбилась заочно, посмотрев, как и многие зрители, модное немецкое кино «Залечь на дно в Брюгге». Захватил сценарий, в чём-то перекликающийся с тарантиновским чёрным юмором. Но больше, чем сюжет заинтересовал результат работы оператора. Фильм хотелось пересматривать и пересматривать, нажимая на «стоп» в любимых местах.

И вот он – городок из табакерки, сказочно красивый во всей своей готике и обманчивой пряничности домов. «Северная Венеция» и «Жемчужина Бельгии», «Город девы Марии» и «Игрушка для туристов»… Город, награжденный десятками хвалебных прозвищ и эпитетов. Спланированный по принципу матрешки, маленький по размеру и содержательный внутри.


Древний город Бруггия – «место погрузки кораблей», известное со времён викингов.
И хотя море находится в 15 километрах от Брюгге, в средние века, благодаря полноводным в то время каналам это был богатейший и известнейший торговый город-порт. Ему было суждено испытать периоды расцвета и упадка. Подобно птице Феникс, Брюгге неоднократно возрождался из пепла, очаровывая всех, кто увидел его однажды.

Ночные призраки

Мы приехали в город поздним вечером. И закинув вещи в гостиницу, отправились бродить по темным и узким улицам, разбегающимся звездными лучами от центра к периферии.

Минут 20 бодрым шагом до исторического центра — не расстояние по питерским меркам. Но, как же долго, казалось, мы шли. Посреди прорезающей небо островерхости крыш и башен сонного, почти мёртвого города. Прислушиваясь к собственным гулким шагам по мостовой и к стуку сердца. Совсем не хотелось говорить, дабы не нарушить призрачной хрупкости неожиданно нахлынувших ощущений, грани между явью и сном.
Будто идешь по тонкому краю зеркала. И всё, что видишь: расплывчатые отражения-тени зданий в каналах, опутывающих венами город; застывших на месте пластмассово белых лебедей; оглушительно пустынные улицы – всё, как из сказки о спящей красавице. Дотронься и исчезнет.

Чары спали, когда мы очутились близ ярко освещенной рыночной площади Гроте Маркт.
Посреди неё меланхолично бренчал на гитаре музыкант; как в замедленном кадре прогуливались пары; подмигивали подсветками дома, плавно выступая из тени в свет. И возвышалась по-королевски прекрасная, длинношеяя дозорная башня Белфорд. Та самая, на вершине которой разворачивались драматические события немецкого фильма.
Сколько раз я мысленно проходила по её 366 каменным ступеням, слушала звон колоколов и любовалась с высоты панорамами Брюгге!

Забег на башню

В утренней очереди за билетами на башню мы были первыми. Наверх, я рванула, как на соревнованиях по бегу со всей силой нетерпения в предвкушении заветной цели. Перепрыгивая через ступеньки и едва вписываясь в повороты изгибающейся змеёй лестницы. Муж не отставал. Но ближе к середине пути дыхание сбилось, голова закружилась, сердце бом-бом стучало где-то в пятках. Не рассчитала силы и дистанцию. На пятки же настойчиво наступала парочка спортивно-поджарых немцев. И я решила ни в коем случае не сдаваться. По принципиальным соображениям. Мысленно подбодрив себя фразой героических дедов и олимпийских чемпионов «вперёд за родину!», мне бы еще флаг в руки, на трясущихся ногах забралась — таки первой на колокольню. И замерла при виде двухметровой железной сетки, огораживающей края площадки. А в фильме сетки не было! Помните, как один герой легко столкнул другого вниз?


Дабы передать панораму города объемно, мне пришлось решиться на почти акробатический трюк, взобравшись на глазах у ошарашенных немцев на шею мужа. В составе тандема два в одном нужный кадр был сделан. И еще около сотни нон стопом отщелканных снимков. С башни не хотелось уходить, любуясь красотами средневекового города.

Утренняя площадь Гроте Маркт выглядела совсем иначе, чем ночью. Более пёстро, шумно и задорно. На ней выделялись яркие ступенчатые фронтоны зданий; белый Провинциальный дворец; экипажи с лошадьми; толпы зевак, задравших головы наверх к дозорной башне.


Немцы быстро ушли со смотровой площадки, а новые туристы пока не успели подняться. И было чувство, что город внизу принадлежит нам. Как после трудного пути, когда стоишь на вершине горы и испытываешь единение с миром, чувствуешь бога в себе.

Ода бельгийскому шоколаду

Спустившись же с небес на землю, мы отправились в крохотное кафе при пекарне пить кофе, собственноручно сваренный хозяйкой заведения, и есть горячие превосходные булочки с шоколадом.

В обычной жизни я почти не ем сладостей. Но бельгийский шоколад – особый случай. Если бы могла писать стихи, то посвятила бы ему оду. Местный шоколад невероятно нежный, сливочный, тающий во рту.

Не зря бельгийцам принадлежит первенство в изобретении шоколадных конфет. А дело было так, скромный брюссельский аптекарь, смешивая ингредиенты, колдовал над созданием лекарства от кашля. Так родился знаменитый горький шоколад. В начале 20 века в Бельгии была изобретена чудная на вкус шоколадная масса с тёртыми орехами – пралине. В наши дни в шоколад добавляется всё, что угодно: от традиционных лесных орехов до таких экзотических продуктов, как банан, земляника и ром.


Каждый год в Брюгге проводятся шоколадные фестивали, на которые съезжаются лучшие кондитеры Бельгии. Из шоколадной массы они творят чудеса: строят сказочные замки и дома, лепят фигурки и цветочные букеты. Произведения шоколадного искусства, иначе не назовёшь, можно купить по всему городу в специализированных лавках, от богатства выбора в которых разбегаются глаза.

Город с воды

Разбегаются глаза и от людей на улицах. По контрасту с ночью, днём город напоминает гудящий улей. Приезжают автобусы с туристами. Проносятся мимо кареты. Тут и там слышна английская, немецкая, итальянская, французская и нередко русская речь.
Не то чтобы дневной Брюгге теряет своё очарование, но из-за толп туристов он кажется другим, суетным, напоминающим больше декорации к фильму, чем ночной призрак.

Говорят, чтобы лучше почувствовать город надо увидеть его с высоты, с воды и прокатиться по улицам в экипаже.
Маршрут кораблика, отправляющегося от одного из причалов южных точек Бурга, был достаточно прост. Он спустился до Бегинажа, сделал полукруг и поднялся в северную часть города, прежде чем вернуться в исходную точку.
Город с воды показался нам маленьким, игрушечным. Он изумлял нависающими над каналами изогнутыми дугами мостов; разноцветными фасадами домов, украшенных шпилями и фигурками; нарядными кружевами занавесок на окнах, цветущими зелёными изгородями.


Прогулка длилась всего 30 минут, но она позволила обзорно осмотреть основные достопримечательности исторического центра.

Святые реликвии

Достопримечательностей в Брюгге немало. Но большинство из них можно обойти за день. От пристани с корабликами по узкой улице с ослиным названием мы вышли к площади Бург.

С трёх сторон она окружена ансамблем удивительных архитектурных построек. С четвёртой разбит парк и высится резиденция судьи. Но самое посещаемое туристами здание площади – базилика Крови Христовой.
По преданию несколько капель крови Христа были привезены из Иерусалима в Брюгге во время Второго Крестового похода. В 1149 году.

С тех пор кровь хранится в стеклянной колбе, а колба в раке на втором этаже базилики. Увидеть священную реликвию можно в определённые часы по пятницам и в праздники. Торжественная процессия в честь Пречистой крови Христовой проводится ежегодно в день Вознесения Господня. И по красочности и зрелищности не уступает карнавалу.

Пречистой крови мы не увидели, зато побывали в небольшом музее при храме, полюбовались внутренним убранством помещений и великолепными цветными витражами.

А на первом этаже, обнаружили икону святого Василия. Да и сама церковь, как оказалась названа в честь него.


Еще одна священная реликвия, посмотреть на которую приезжают паломники и ценители произведений искусства со всего мира находится в церкви Богоматери. Это шедевр Микеланджело – «Мадонна с младенцем».


Собор Богоматери по праву считается одним из самых внушительных в Бельгии. Его островерхая белокаменная башня высотой 122 метра, будто парит над Брюгге. Помимо скульптуры Микеланджело в соборе хранятся и другие произведения искусства. А за клиросом расположены надгробные памятники Карлу Смелому и юной Марии Бургундской, скончавшейся в возрасте 25 лет из-за неудачного падения с лошади.

Есть в храме специальное место – ниша в стене с мраморными табличками, на которых написаны слова благодарности в адрес святой девы Марии. Самые старые хвалебные «записки» датируются 18 веком.

Случается, в церкви Богоматери проводят церемонии венчания и крещения, о чём свидетельствуют фотографии на стендах при входе. Побывать на такой торжественной церемонии большая честь для горожан, о которой потом долго вспоминают и рассказывают.

Ну а мне это место запомнилось прохладой и умиротворенностью.


Удивило то, что святые реликвии можно увидеть совершенно бесплатно. Никаких входных билетов и осуждающе настроенных бабушек. За порядком ненавязчиво наблюдает всего один смотритель. В отличие от русских православных церквей в храмах Брюгге разрешается фотографировать без вспышки. Но иногда подобные съемки доходят до абсурда.

Позабавила фотосессия молодых японцев, позирующих белозубыми обезьянками на фоне каждой иконы.
Порадовала эмоциональность влюблённых итальянцев, направлявшихся, как и мы от церкви Богоматери к озеру Любви.

За любовью и тишиной

Название озера, происходящее от немецкого слова Minnewater, навевает ассоциации о певцах любви – трубадурах. Правда, в Средние века ни о какой романтике речи не шло. Бассейн служил внутренними воротами в Брюгге и был перегружен торговыми судами. Сегодня на смену им прилетели прекрасные белокрылые птицы верности, гордые символы города.

По соседству с лебедями на воронкообразной площади Валплейн отдыхают лошади. В этом месте заканчивается маршрут экипажей.


В душном воздухе навязчиво пахнет конским потом и испражнениями, что не мешает туристам с удовольствием кушать в уличных кафе, наслаждаясь вкусом свежайших экологически чистых мидий и бельгийским пивом.
А может всё дело в живописном виде на засаженный деревьями берег Реи, по ту строну от которого, возвышаются древние стены обители спокойствия Бегинаж.

Бегинаж – это сообщество вдов и одиноких женщин, живших вместе и занимавшихся благотворительностью. Возникло оно впервые в Нидерландах и получило широкое распространение в Европе в эпоху Крестовых походов.
Вход в приют бегинок расположен за трехарочным мостом через Рею. Он легко узнается по красивому порталу, с фронтона которого смотрит св. Елизавета.
Переступив порог Бегинажа, мы словно попали в другое время, в спокойный мир простых белых домов, окруженных огромными склонившимися тополями. Ранней весной под ними расцветают сотни солнечных нарциссов.


Целый день мы гуляли по сказочному Брюгге.


Побывали в старинном музее-пивоварне «Вrasserie de halve maan» (1546г.). Дегустировали сорта бельгийского пива, забрались на крышу дома, чтобы в очередной раз насладиться городом с высоты.

За этот день мы настолько сроднились с крошкой Брюгге, что легко смогли представить, как живём здесь в одном из пряничных домов с кружевными занавесками на окне.

Но, если Вы спросите меня о самом сильном впечатлении, то я отвечу, что это был тот самый момент, когда сняла неудобные новые туфли, больно натершие ноги, и пошла босиком по нагретой солнцем мостовой.