Великий китайский дракон

Только великий народ мог придумать Великую китайскую стену. Она не просто впечатляет, она поражает, сражает наповал. Мы подъезжали к местечку Бадалин, где находится Ююнгуаньский проход стены, чтобы увидеть восьмое чудо света.

Китайцы называют восточный конец сооружения «ляо лун ту», что означает «голова дракона». Ну, до чего же жители Поднебесной любят этих самых драконов. Куда не повернешься – везде драконы. В их существование верят все китайцы. И каждый житель срединной земли в глубине своей души видит и себя драконом – могучим, непобедимым и неустрашимым. А великая китайская стена – как символ мощи древней нации, просто обязана быть похожей на дракона.

Когда из окон туристического автобуса мы увидели величайший памятник небывалому упорству и мастерству китайцев, почти все замерли. Стена была действительно похожа на дракона с длинным извилистым хвостом. Она петляла и уходила вдаль за горизонт, и издалека казалась бесконечной. Неужели человек мог создать такое чудо инженерной мысли?

Стена тянулась на многие тысячи километров от восточного побережья до пустыни Гоби. Сколько народа нужно было для того, чтобы построить такое? Как возможно было поднять кирпичи на такую высоту и выстроить эту стену? Невероятно, что стена — это творение человеческих рук.

Наш гид предупредил, что взобраться на самую последнюю башню удается не каждому. Многие поворачивают назад, как только понимают, что конец стены только кажется близким, а на самом деле за каждой следующей башней показывается еще одна, а потом еще и еще. До последней добираются только самые упертые. Эти башни расположены вдоль стены через каждые 400 метров. Замысел древних строителей понятен: башни необходимы, чтобы наблюдать за передвижением противника и укрывать гарнизоны защитников.

Длина участка стены у местечка Бадалин – около пяти километров. Кажется, это не так уж и много. Бодро и весело мы двинулись вверх, хотя еще плохо представляли, что ждет нас в пути. Мы уже чувствовали себя покорителями Китая: монголами, захватчиками, воинами армии Чингисхана.

Двигаться вверх было сложно, путь вначале только казался относительно легким. Ступени не такие крутые, как на более высоких участках, но они разной высоты, и потому по ним невозможно шагать в одном ритме. Ты постоянно сбиваешься, делая то мелкие, то гигантские шаги. Мудрый китайский народ и в этом проявил смекалку. Такое движение не может быть быстрым, оно утомляет, сбивает. Двигаясь вверх, до первой башни, ты не представляешь, что за ней есть еще одна, а за той — еще и еще.

Покорителей становилось все меньше. Ряды захватчиков редели, и только самые упорные продолжали двигаться вперед.
Стена, построенная для защиты от внешних врагов, как оборонительное сооружение себя не оправдала. Не раз ее покоряли маньчжуры и монголы. Как им это удавалось? Казалось, что штурмом это было сделать невозможно. Скорей всего, враги одолевали ее коварством.

В древние времена, когда она еще не была единым монолитным сооружением, каждое царство строило неприступную стену, чтобы защититься от вторжений. А в 221 году император Цинь Шихуан, объединивший Китай под своим началом, решил соединить отдельные стены в одну. Это был жестокий правитель, китайцы называют его кровожадным тираном. Память о его жестокости связана с тем, что миллионы простых людей, которые строили стену, нашли здесь свою смерть. Легенда гласит, что стена так крепка, от того что построена на человеческих костях. Трупы, якобы, замурованы внутри. О, времена, о, нравы!

Ученые, правда, не нашли ничего похожего на кости в составе, скрепляющем между собой кирпичную кладку. Но некоторых китайцев это не переубедило. Они уверены, что в стенах гигантского сооружения погребены древние строители стены.
Наша подруга Чен Ян, что вместе с нами упорно шла к последней башне, поведала нам сказание о Мэн Цзян-нюй – несчастной молодой жене, которая лишилась своего возлюбленного сразу после свадьбы, потому что его забрали на строительство стены. Девушка отправилась на поиски мужа, но, когда добралась до стены, ее муж был уже мертв. От горя она закричала нечеловеческим голосом. От крика обрушился небольшой участок стены, и она увидела останки своего мужа. История закончилась очень трагично: несчастная не смогла перенести смерти возлюбленного и утопилась в реке. В эту историю Чен Ян верила, и никакие наши сомнения по поводу замурованных трупов не принимала.

С высоты примерно третьей башни, мы смотрели назад, и уже не видели места, от которого начали свое восхождение. Сквозь туман проступали извилистые холмы и горы, а впереди снова маячила дальняя цель – очередная сторожевая башня. И опять … не последняя. Сил оставалось все меньше. Уже больше часа мы двигались вперед и вверх, а конца по-прежнему, не было видно. Мы еще не знали, как назавтра отзовутся болью все мышцы на наших ногах, и ходить будет трудно еще дня три – подъем на стену дался нам нелегко.

Есть знаменитое изречение великого кормчего, которое кто-то когда-то перевел не совсем верно: «Кто не поднялся на Стену, тот не китаец». На самом деле, перевод этой фразы звучит иначе: «Кто не покорил Великую китайскую стену, тот не может быть героем», – так сказал Мао, имея в виду стремление к цели. Если ты не достиг своей цели, ты не можешь считаться героем.

Вверху, у последней башни, людей было совсем мало. Тех, кто таки дошел до своей цели – единицы. Мы были счастливы, и могли считать себя победителями. Чен Ян и другие китайцы, которые упорно шли вместе с нами, не посрамили честь великой нации, и радовались не меньше нашего.

Оглядывая окрестности, где позади безмятежно высились сторожевые башни, впереди мы увидели все те же причудливые геометрические композиции. Там была снова… стена, древний китайский дракон злобно смеялся над нами: «Тебе только кажется, что ты достиг конца, на самом деле эта стена – бесконечна».

Отставить отзыв