Петра: первое приключение в жизни моей дочери

Ребенок родился, первое лето прошло, похолодало. Пора отдыхать. Съездили с мужем по горящей путевке в Хорватию. Покатались немного по стране на машине. Вернулись в Москву. Как ни странно, дома за это время теплее не стало.

А еще подруга жаждала отдыха и тепла, будучи на 6-7 месяце беременности. Так что мы с ней по-быстрому проглядели интернет и вылетели в Египет***, все включено.


Надо сказать, о Египте, турах и детях я на тот момент знала не много. И случилось так, что отель я выбрала «за городом» (а на выбор у меня было минут 15, ибо дешевые горящие туры, те что баксов по 200-300, уходят, как пирожки). Почему-то мне пришло в голову, что отель в городе – это не хорошо, нужно на природе. Дура, чего уж. Сейчас, если б и поехала по туру, то только в городской отель, чтоб из него сбегать было проще «на волю». Из аэропорта мы проехали Шарм, проехали Нувейбу и устремились в Табу. Кто ж знал, что наша «трешка» — на самой границе Израилем.

Восьмимесячная Алиса удачно проспала дорогу, 2,5-летняя Соня тоже казалась почти ангелом. Всего-то три часа в автобусе после 4 часов в самолете.

Как водится, приставленный к вновь прибывшим гид, скажем, Махмуд, настаивал на посещении нами его увлекательной лекции о том, сколько вокруг интересного, как это невероятно и только для нас дешево, и как все египтяне скопом будут стараться нас обмануть, если мы покинем отель без его помощи. А надо сказать, что на Синайском полуострове вовсе как бы и не египтяне, а бедуины, люди куда более добродушные и приятные. Прекратить промывание наших мозгов оказалось довольно просто. После 3-5 вопросов о том, как ходят рейсовые автобусы, по каким дням паромы из Нувейбы в Иорданию, и сообщений прочим туристам, как дешево и просто путешествовать самостоятельно, нам радостно сообщили, что с детьми наверняка трудно сидеть на месте, и наше присутствие более не требуется.

Пары дней на территории отеля хватило, чтобы понять, что так жить нельзя, за потраченные деньги обидно, и срочно нужно предпринять что-то, чтобы реабилитироваться в собственных глазах. К слову сказать, мы прошлись в Табу, по дороге нас бесплатно подвозили, в магазине нас ни разу не обманули, человеки с бородами улыбались.

Наконец, план созрел: Таба находится на границе с Израилем. В Израиль мы не хотели, потому что на Мертвом море я была, да и с младенцами делать там нечего. Иерусалим – это интересно, но гуляние по городу тоже не привлекало. А вот за Израилем – Иордания со своей Петрой. Поездка в Петру как раз умещалась в пару дней, плюс у нас останется еще пара дней в отеле, чтобы отдохнуть от марш-броска.

Скажу сразу, наша самостоятельная поездка обошлась ровно в стоимость тура. Почему ехать самим было более, чем правильно?
— Эти деньги потрачены за 2 дня, а не за один.
— Это проезд на такси вдвоем, а не в автобусе в толпе.
— Это две прогулки по Петре любой продолжительности, в нашем собственном темпе, что удачно, учитывая наличие маленьких детей. Вместо пары часов лихорадочного галопа.

На момент выезда мы, правда, совершенно не представляли, во сколько поездка обойдется, как все сложится, и что у нас выйдет. Просто две шебутные девчонки, не любящие скучать, решили добавить немного мечты в неделю пакетного отдыха.

С утра мы выползли из номера с одним рюкзаком и двумя детьми на двоих. Таксист, дежуривший у отеля, уже знал, что торговаться мы умеем, и цену назначал вменяемую. В Табе перешли пешочком границу – привет, Израиль, мы тут впервые. Какие-то 100 м – и вы в другом мире. Среди цивилизации, современного транспорта, хороших автобанов, чистого города. До границы с Иорданией около 30 км, можно доехать двумя местными автобусами за копейку, а можно на такси. Выбираем второе (по причине беременности подруги не настаиваю на экономии).


Еще одна граница – и мы в Иордании. От границы до Петры – 130 км. Можно доехать до Аккабы на такси, и там сесть на рейсовый автобус за пару долларов. Но мы опять делаем скидку на свой маленький зоопарк и берем такси. 60$ — и за полтора часа по шикарному автобану прилетаем в Петру. По дороге, не парясь, кормим детей собственным молоком и вообще чувствуем себя прекрасно в уединении кондиционера.

С гостиницей несколько не задалось. Жилье в Петре очень дорогое, на что мы не рассчитывали. Так что остановились в совершенно скромном хостеле, полы пришлось застилать покрывалами с кроватей, чтобы спокойно выпускать ползающую Алиску. Увы, с тех пор ситуация с ночлегом в Петре радужнее не стала: либо дорого, либо очень скромно.

Обожаю арабские страны: еду, улыбки, клетчатые платки типа «арафатки». Иорданию, вернее, как раз не очень люблю, но все же.


Вечерняя прогулка по Петре прошла прекрасно, жара уже спала, солнце садилось, бородатые дяди, только что редлагавшие бессмысленные поделки толстым туристкам по 10 баксов, дарили их же нашим детям совершенно бесплатно.

Вообще, по Петре нужно очень много ходить. Можно ездить на верблюде или повозке с лошадью, но всю дорогу подвергаться попыткам вытрясти из вас хоть немного денег – испытание для сильных духом или толстых кошельком.


Утренний вояж был более сложен. К полудню солнце начинает нестерпимо печь. Так что подруга с дочкой отправились на дневной сон в гостиницу, а я решила пробежаться с Алиской «до конца». Конец – это храм Аполлона, к нему нужно долго лезть наверх по ступеням в ущелье. Мне очень хотелось долезть, не люблю недоделанность.

Алиска в рюкзаке была вполне довольна жизнью, но это был наш первый трип в такую жару. И я немного беспокоилась, не будучи близко знакома с реакциями собственного ребенка на подобный температурный режим. Посему буквально через 10 минут подъема жутко перепугалась: мне показалось, что Лиса перестала дышать. Я забилась в скудную тень, мгновенно расстегнула рюкзак и начала трясти ребенка. Ответом мне был укоризненный взгляд сонных глаз: мать, че ты делаешь, я только заснула, прекрати меня трясти и положи на место. Ох, вот дура-то, похоже, перечитала мамских сообществ в живом журнале. Пристегиваю сладко посапывающую дочь в рюкзак и отравляюсь наверх, к храму.


Теперь меня волновало только одно: ребенок не должен обгореть. Поэтому шла я очень быстро, и на полпути попросила у спускавшихся французов солнцезащитный крем, о котором сама, конечно, заранее не подумала.

Идти было весело: продавцы сувениров вместо того, чтобы впаривать продукцию, расспрашивали про Алиску и махали вслед, а белые туристы фотографировались на фоне меня. Надо думать, подъем считается довольно сложным, но так как я торопилась, взлетела, как птица. Только чуть запыхалась.

Описывать храм и кафе наверху я не буду. Алиса радостно стремилась уползти из тени, я пыталась разглядеть сувенирку, храм торжественно возвышался.


Спуск вниз был прекрасен: Лиса сверкала улыбками, продавцы безделушек, уже зная, как зовут героического ребенка, орали вслед «Хелло, Алиса!», все тут же стало либо бесплатно, либо очень дешево, белые люди по-прежнему очень удивлялись, почему я не устала. Моральное удовлетворение – действенная штука.

На выходе из Петры я обнаружила, что денег нет совсем, то есть имеется примерно четверть суммы за такси до нашего геста. Кто б сомневался, что нашелся таксист, отвезший нас бесплатно.

Далее — такси до границы с Израилем. А там – то ли вечер, то ли суббота. В общем, проезд между границами подорожал на 5$. Мы для проформы возмутились: ничего не знаем, все не правильно, вчера было дешевле. Обиделись и поймали ребят, ехавших в Иерусалим. К сожалению, везти нас далеко они не решились при отсутствии детских кресел (вот она, цивилизация!) и высадили на трассе. Где нас догнал приграничный таксист. Во, — сказали мы, — а отсюда будет наша прежняя цена, правда? Делать мужику было нечего, рассмеялся нашему упорству и согласился.

Еще одна граница, потом автобус до гостиницы. Успели в душ и к ужину. Горящий тур был реабилитирован, неделя в Египте удалась.

You may also like...