Греческая классика: настоящие олимпийские достопримечательности

Полуостров Пелопонес — это священная земля. Необжитое и красивое место обитания героев и богов древнегреческих мифов. А также родина одного из витков человеческой цивилизации: от храмов и стадионов, на которых проводились олимпийские игры до византийских церквей с богато украшенными интерьерами.


Представьте себе… Сквозь сосны, растущие на холме Хроноса, проглядывает восходящее солнце. Струится в утренней прохладе жертвенный костер во имя Зевса. Ваше тело совершенно, как и тела ваших товарищей по параду, но вы в ужасе. Вас лицезреет 40 000 человек: политики, летописцы, генералы, поэты, крестьяне…

Сегодня полнолуние после летнего солнцестояния. В силе священное перемирие: обе стороны сложили свои копья.

Вы входите в деревянный вольер перед камнем, обозначающим старт, устанавливаете пальцы ног в специальные впадины и впиваетесь взглядом в финишную черту. 192 метра — дистанция одного стадиона, мера, установленная Гераклом, преодолевшим ее на одном дыхании. С секунды на секунду объявят старт и только победителю достанется вся слава: его имя внесут в списки, ему поставят памятник, его город прославится.

Но вы здесь для высшей цели, вы — жертвоприношение мира богам через высшую степень напряжения в использовании ресурсов своего тела. Ваше первое движение будет выглядеть как взмах крыльев взмывающей в небо птицы. Вы полностью готовы.

Подобно бегунам первых Олимпийских игр, прошедших в 776 году до н. э., вы можете занять стартовую позицию на специальном камне. Останки спортивного зала, палестра (тренировочная площадка для борцов), желоба с оливковым маслом для атлетов и пьедесталы для статуй победителей со следами их ног — все это вы найдете на Пелопонесе. Стены стадиона, окружающие его холмы и небо надо всем этим — такие же, как и тысячи лет назад.

Находясь здесь чувствуешь прежнюю жизнь всем своим существом.


Как и для многих тогдашних спортсменов, наше путешествие в Олимпию началось в Афинах. Осюда предстоит нам круговое путешествие по медузообразному Пелопонесу, самой южной территории Европы. Чтобы все здесь обсмотреть не хватит и месяца, а наше путешествие продлится всего неделю.

Мы твердо решили посетить морскую крепость в Монемвасии на юго-востоке полуострова и Мани, известное своей необжитостью. Также мы решили заехать в Мистрас в крепость крестоносцев в центре полуострова, затем на восток в Мессену, древний город с интересными руинами стадионов. Финалом путешествия станет Олимпия, но на обратном пути нельзя не заехать в Коринф. Если намеченный машрут получился и не очень продуманным, то нам эта его непродуманность чертовски нравилась. В любом случае, передвигаться мы собирались на хорошей машине и останавливаться в гипотетически прекрасных местах для отдыха.

Из Афин мы направились в Аркадию, область в центре Пелопонеса. Если у вас нет возможности передвигаться на осле, автомобиль — лучший выбор для этой местности. Пешком передвигаться не очень приятно в виду непригодности пути для человеческих ног. Да и виды располагают к наблюдению их с минимальной хотя бы возвышенности: поля и моря, перемежаемые горами, или наоборот.

Может быть с экономикой в Греции сегодня все не очень хорошо, но для туриста здесь рай: у Греции свой, особенный ритм, отличающийся, но такой знакомый, поскольку греки — предки европейского образа жизни.

Монемвасия — это окруженный стенами город, расположенный частично на огромном отдельно от материка стоящем камне и омываемый Эгейским морем. Вы проезжаете по насыпной дороге, потом въезжаете в каменный тоннель, и вот в городе настолько же жутком, насколько и романтичном.


Будучи расположенным в стратегически важном месте, в опасной близости от торговых морских путей, город находился под осадой множество раз. Греки оборонялись здесь от Франков, Франки противостояли Византийцам, Венецианцы воевали с Турками… Не так уж и много коренных жителей проживает на «фиолетовом камне» (так город этот называли Турки), столь желанном для чужестранцев, но нашему гиду удалось разыскать одного.

Барба Митцос (Barba Mitsos), старейший гражданин города, совершал свой вечерний моцион. Тонкая его талия была туго перетянута ремнем и выглядел он расстроенным. Разговор начался с долгой жалобы на здоровье.

— Он говорит, что у него проблемы с грудной клеткой, а доктор отмахивается от него — переводит наш гид.

Старик повернулся к морю, игнорируя нас.

— Что с ним? — спросил я переводчика.

— Он ждет, пока его заберут нереиды! — было мне ответом.

Нереиды — это что-то вроде морских нимф. И Барба вел себя так, будто они и правда существуют на морском дне. Мистично и удивительно пребывание в подобных местах.

Исследуя город, мы нашли крошечную византийскую молельню в скале высоко над городом, она представляла собой пещеру в форме яйца (сходство усиливал белый цвет известковых стен), вмещающую не больше шести человек. Внизу, у моря — зачарованный колодец. В нем дважды находили икону из соседнего города, попадавшую в него по своей воле. Согласно поверью, женщина, попившая из него, родит сына. За время моего пребывания там, я наблюдал четырех женщин, набиравших оттуда воду. Наверное, работает.

На ночь мы остановились в Кинстерне (Kinsterna). Некогда ферма времен Византии с видом на море, а ныне привлекательная гостиница.


Утро началось со спа-процедур и обильного завтрака из йогурта и меда, давшего нам силы для преодоления поездки по горам и переправы на остров Элафонисос — родину солнца и ветра.

Если по пути на этот остров повернуть налево, то попадешь на пляж Симос (Simos Beach), состоящий целиком и полностью из золота и лазури, что гарантирует посетителям полный покой и плавание, плавание и покой. Я получил двойное удовольствие от всего этого, поскольку насколько мягок Элафонисос, настолько жесток Мани.

Достигнуть Мани можно через портовый город Гитио, где, согласно Гомеру, Парис и Елена провели свою первую ночь в изгнании. Мы пытались найти влюбленных беглецов, но лишь мелтеми (meltemi), западный ветер, гуляет сегодня по Гитио. Ветер этот отличается завидной силой.

Из Гитио мы поехали вниз по полуострову, щебневого, а порой и абрикосового цвета горы обступали нас со всех сторон. Местные жители испокон веков славились своей жестокостью в бою. Славиться жестокостью, проживая на Пелопонесе, родине спартанцев значит многое. Но если Спарта сегодня — современный город, то Мани с тех пор изменился не особо.

Пройдя сквозь Итило, некогда любимую охотничью площадку Варваров, рейдеров-работорговцев из Северной Африки, а ныне дислокацию дома Такисов, имеющих репутацию владельцев лучшей рыбной таверны в Греции. Деревни здесь представляют собой скопления домов-башен из которых маниоты стреляли по своим недружелюбным соседям. Пройдя мимо пастуха, пасущего свое стадо со времен Горация и попали в Геролименас, маленький порт, где заканчивается Европа. В конце этого порта расположена гостиница Киримай.

Гостиница Киримай (Kyrimai hotel) принадлежит Александру Киримису (Alexander Kyrimis). Его прадед построил здесь склад, тем самым превратив это место в торговый порт. Летом прибрежные воды чуть волнуются от теплого ветерка и искрятся от солнечных лучей под скалой Каво Гроссо (Cavo Grosso) в форме гигантского лица, наблюдающего за морем.

Весной здесь приятно прогуляться среди золотых и фиолетовых цветов, осенью прохладно, а зимой море изрядно штормит. На обед у нас была крольчатина с дикой зеленью. Киримис нанимает местных жителей для сбора целебных трав, а шеф-повар Янис Базеванис (Yiannis Baxevanis) известен на всю Грецию благодаря своим кулинарным талантам. Нам довелось попробовать крепкого Папантийского красного вина, «вино на всю ночь», как называет его Киримис.

Жители Мани одержимы идеей смерти. Здесь можно пропустить свадьбу, но похороны — никогда. Женщины поют мирологии, песни о смерти и о виновности. Из имущество у жителей острова практически ничего нет, так сложилось исторически в силу мародерского образа жизни. В те времена мальчиков одевали в женскую одежду, чтобы обмануть смерть.

На рассвете мы помешали маленьким совам охотиться за цикадами, потому что поехали смотреть рассвет на Капе Тенаро (Cape Tenaro), самую южную точку Греции. Мы миновали развалины римской вилы, украшенной мозаикой с волнообразным мотивом. Взошло огненно-бронзовое солнце. На вершине Капе Тенаро есть пещера с морской водой, она зовется ртом Аида. Один писатель как-то плавал здесь и заявил, что пещера тупиковая, но мне ближе другая версия, которая гласит, что однажды осел свалился в пещеру, которая находится в 40 километрах от этой и появился в ней, стало быть, тупика в пещере нет. Так что вполне вероятно, что Орфей спас Евридику от Аида именно с помощью этой пещеры.

Изо «рта повелителя подземелья» мы «полетели» прямо к замку в облаках, к крепости Мистрас в горах Тайгетос (Taygetos). Мистрас был окончательно отвоеван Византийцами у Франков в 1460 году, это была их последняя крепость, осада длилась около 200 лет. Стало быть, здесь мы можем наблюдать следы их искусства и религии на протяжении двух веков.

Поражение восточной империи — трагедия для христиан. 29 мая — дата падения Константинопля в 1453 году. Если изучать фрески, украшающие 15 церквей, один собор, три монастыря и несколько капелл, то можно понять причины этой скорби. Хотя изображения на фресках насыщены цветом и движением, главное в них — человечность, она захватывает вас. Поражает, как художнику удалось объединить божественное и повседневное. Такого вы не встретите ни в церковном хоре, ни в священных писаниях.


В монастыре Перивлептос есть фреска с умирающей во сне Марией. Она отходит в мир иной на кровати бледно-красного цвета.

Под ветвями миндальных деревьев мы спустились к Пантанассе (Pantanassa), здесь находится монастырь с деревянным куполом, являющийся объектом всемирного наследия. Арочные своды этого монастыря украшают фрески, не лишенные юмора. Например, Лазарь возвращается воскресает из мертвых, но источает не очень приятный аромат: служители церкви зажимают носы.

Мы решили двигаться на запад: к Олимпии и Ионическому побережью. Прямой маршрут из Мистраса пролегает через опасные горы Тайгетос, именно отсюда сбрасывали спартанцы своих слабых детей. Пробираясь по заваленным камнями ущельям и горным хребтам, мы любовались видами, открывавшимися нам из-под колес автомобиля. Миновав Каламату и попали в провинцию Мессинии, зеленую и песчаную территорию, прилегающую к Ионическому морю.


Древняя Мессена была городом-государством у подножья горы Итом (Ithome), которой поклонялись обитатели города. Но Итом не защитила их от Спартанцев. Однаков в 369 году до н.э. Эпаминонд (Epaminondas), гениальный полководец, разрбил спартанские армии и освободил мессенцев от спартанского рабства. По его приказу город обнесли девятикиолметровой стеной, высотой в семь метров. На это потребовалось 85 дней. Части этой стены до сих пор защищают руины того, что некогда было местом, где многим хотелось бы жить — продуманным, окруженным водой и полном порядка.

Наш гид рассказал нам, что для мессенцев не было деления на науки, у них была одна наука — философия. Занятия спортом проводились не только в целях создания хороших воинов, но и для того, чтобы уметь управлять своим телом, контролировать страсть. Гимнастические залы были оживленным, общественным местом, здесь учились не только метать копья и быстро бегать, но и грамотно вести дискуссию.


Сегодня в Асклепионе (Asklepion), городском храме, вместо зрителей — бабочки, а от колонн остались лишь «пеньки». Зато стадион, прилегающий к спортивному залу вполне цел. Беговые дорожки подковой окружают каменные скамейки. В полуденной тишине особенно четко ощущалось пересечение физическго, философского и религиозного, для чего и был сооружен этот стадион, но в полной мере ощутить это пересечения смог лишь на следующий день, когда мы достигли Олимпии.

Путешествовать по Олимпии так, как мы сделали это следующим утром — это значит присоединиться к паломничеству, которое началось 2 788 лет назад. Олимпийские бега проходили в чаще природы между рекой Алфейос (Alpheios) и горами Кронус (Kronys), объяснял нам наш гид. Но тогда они были организованы иначе: атлеты и зрители со всех уголков Греции стали приезжать в Олимпию, которая стала «алтарем», на который возносили люди свои достижения во имя богов.

Пышные зрелища и представления на современных олимпийских играх — это наше подношение божествам. Безусловно, Сочи станет всемирно известным городом, на даже самые великие города и в будущем не сравнятся с тем, что происходило в Олимпии, ныне покоящейся в руинах и заросшей эвкалиптовыми деревьями. Здесь очень тонкая временная вуаль между прошлым и будущим.


Древние греки оставляли деревню атлетов до рассвета и располагались здесь, сразу за храмом Зевса. Его статуя, которая стоит внутри, построенная Фидиасом (Phidias), была одним из семи чудес света: она была сделана из золота и слоновой кости, ее высота составляла 12 метров. Священники молились, трубили трубы, горел жертвенный костер, это было огромным событием… Бедные люди могли принести в жертву петуха, богатые же совершали массовый забой волов.

Дорога уставлена постаментами — остатками статуй чемпионов. Представьте себе эти статуи, они все были из бронзы. Не только атлеты, но и глашатаи, и трубачи тоже соревновались и были вознаграждаемы. Победа, обозначенная лавровым венцом значила гораздо больше, чем значит сегодня субсидирование или рекламная компания. Тогда это означало посмертную славу.

Когда чемпион возвращался домой, в его городе разрушали часть стены в знак приветствия — город победителя не нуждался в защите. Гид расшифровал некоторые надписи: «Маркос из Антиоха выиграл венок победы по борьбе… От граждан Илиса Зерону за доблесть….»

Поскольку мужчины состязались в борьбе и беге во имя своих городов, своей культуры и богов, этика была не менее важна, чем мастерство. Чтобы участвовать в играх, нужно было принять олимпийскую присягу. Поклясться, что ты обладаешь греческим происхождением, за тобой нет преступлений и что ты не лжец. Также необходимо было пройти собеседование с судьями, которые оценивали характер, скорость и навыки.

Оценить уровень физической подготовки чемпионов можно посмотрев на статую Гермеса, сделанную Праксителем, она находится в музее Олимпии. Не удивительно, что только одной женщине, жрице алтаря Деметры, было позволено присутствовать на стадионе. Гермес выглядит настолько мощно, что его облик даже слегка пугает. Также в музее есть статуя, которая располагалась выше всех остальных и ее атлеты видели последней перед тем, как выйти на стадион. Это Ника, крылатая богиня победы, настолько красивая в своем прозрачном платье, что даже боязно поднимать на нее взгляд.

Что же такое победа?

Явно не разломанные камни с забытыми на них именами. Победа состоит в том, что именно здесь, в Олимпии, человечество совместило лучшие свои физические, моральные и поличтические устремления (Олимпийское священное перемирие примириряло враждующие города на 1 месяц, а впоследствии на 3 месяца). Здесь люди завоевывали славу, ту славу, от которой по коже бегут мурашки даже и сегодня, хотя стадион не работает, а каменные скамьи пусты.


На обратном пути мы заехали еще в одно место. Мы решили посетить Коринф, некогда столицу мира, город, в который не каждому был открыт путь из-за его богатства, красоты и Истмийских игр, ставших общегреческими через три века после Олимпийских. Созданные по образу Олимпийских, эти игры проходили на таком же стадионе.

Смотря вниз, на «белые кости» Коринфа и дорические колонны храма Аполлона с горы Акрокоринф (Acrocorinth), меня переполняла радость от путешествия по Пелопонесу. Глаза мои видели много прекрасного, голова моя полна воспоминаний, эпизодов, городов… Я покидал этот остров с чувством полноты жизни.

Последнюю ночь мы провели в Олимпии, чтобы посмотреть рассвет с гор Кроноса, это было незабываемо: пели птицы, лаяли собаки, а там, вдали и внизу, будто шли на соревнование спортсмены. На открытии Олимпийских игр в Сочи комментаторы непременно скажут, что за этим наблюдает весь мир, но когда спортсмены займут стартовые позиции, кто скажет, куда смотрят боги?

Отели

Отелей на Пелопонесе большое множества на любой вкус и кошелек. В некоторых из них пекут свой хлеб, изготовляют оливковое масло и вино. Осенью можно помочь потоптать виноград, а в ноябре — попробовать травяную граппу. Еда в Греции прекрасна! С вкуснейшими морепродуктами в меню баров отелей. Спорт, спа, салоны, курсы кулинарии — вам не придется скучать.

Бронирование отелей. Сравните сразу сотни туристических сайтов и сэкономьте до 80%

Гиды

С гидами можно связаться через сервисы бронирования. Найдите и забронируйте экскурсии от местных гидов.

Когда ехать

В Греции всегда хорошая погода, однако осень и весна особенно хороши.

Фото by Matthew Hranek и Alamy
Источник cntraveller.com

You may also like...