Индонезия — страна прирожденных нянь

Начав путешествовать со своими детьми, я стала видеть особенности разных стран и характеры их жителей в новом аспекте. Поэтому решила дополнить статью foxy «Полезные впечатления об Индонезии» со своей, родительской точки зрения.

А с детьми в Индонезии хорошо. Потому что индонезийцы и так улыбаются всем, а если у вас дети, то радость их от вашего появления и вовсе не будет знать границ.

Индонезийцы обладают каким-то уникальным умением обращаться с детьми. Ни в одной другой стране мира я такого не встречала. Да, тайцы довольно много играли с полугодовалым Гришей: во многих кафе, как только мы появлялись, местные бабушки или мальчики умилялись и утаскивали малыша играть. Более взрослыми же детками они не особенно интересовались.

Индонезийская любовь охватывает всех детей. Люди (мужчины, женщины, молодые и старые) расплываются в улыбках. Они понимают и принимают детей такими, какие они есть. Никогда ничего не отнимают, например. Не накричат.

Глядя, как мои дети размазывают грязь по белому кафельному полу гостиницы в Тентене (Сулавеси), хозяйка сообщила мне: «Ты очень хорошая мать, потому что не кричишь на детей». Это было после более, чем 20-часового автобусного переезда, так что запретить детям мыть пол у меня язык не поднялся – решила, что потом просто вымою по-настоящему.

А в балийском Медеви хозяин гостиницы сначала попросил нас, чтобы дети не играли белыми камушками декорирующими ресторан. Но, поглядев на детское упорство (а мы старались), просто смел все камни в ведро, чтобы вернуть их на место после нашего отъезда. Это было так приятно — он просто сделал проще себе, нам и детям, на которых теперь никто не будет шикать.


И чем больше детей, тем с большим уважением на вас смотрят. Как-то мне сделали комплимент: «Такая молодая, а уже два ребенка. Я вот старая уже, и у меня всего четверо».

Приехав на Сулавеси, я сначала бегала между интересностями с детьми под мышками. А в какой-то момент устала и оставила их у входа на территорию некоей достопримечательности в компании местных мужиков и двух сосательных конфет. Мужикам (они массово заседали в будке «на вход» и предлагали себя в качестве гидов в соседнюю пещеру) было указано, где у меня в байке вода, а где бананы. Отсутствовала я всего минут 10, и дети этого даже не заметили.

Схема мне понравилась. У следующей достопримечательности Гриша сразу попал в лапы деревенских мужиков. Они водрузили его к себе на высокий настил, откуда он не мог слезть, только радостно бегал по кругу. Пройдясь по деревне, поняла, что дальше дорога моя идет в гору, к гробницам. И очень мне лень одного нести, а другого вести. Спросила старшую четырехлетнюю Лису: «На гору полезешь или с мужиками за Гришей присмотришь?» Она осталась. Мужиков я ни о чем не спросила: общего языка у нас не было. Так, поулыбалась и сбежала. Отсутствовала минут 20. Обратно уже скакала, как горная коза, вся в беспокойстве: кто его знает, что там с детьми. А дети, разутые и счастливые, пили чай. Человек 10 темнокожих крупных мужиков попивали белый мутный алкоголь из тростниковых трубок и искрящимися счастливыми глазами наблюдали за моими детьми. Они были совсем не в обиде за нежданную роль нянек. Предложили мне выпить. Гриша рвался к ним на руки и орал «Дядю хочу», когда пришла пора ехать дальше.


По дороге до мопеда Григорий помог еще одному дяде таскать бамбук, от другого попрятался за знаком «кирпич» (тот, как заправская няня, делал «ку-ку», а потом визжал от восторга, оттаскивая моего сына от своей машины, которую детеныш избрал целью для закидывания камнями).

Система мне понравилась: следующие три дня, приезжая в деревню, я просто показывала детям какой-нибудь дом, говорила «Идите туда играть, я сейчас вернусь» и исчезала минут на 10-20. По-английски ни в одном месте при этом не говорили. Заплакал Григорий дважды: однажды испугался то ли собаку, то ли курицу (я его нашла уже утешенным на руках местной тетеньки), в другой раз ему не дали палку, явно побоявшись, что он занозится. Так что обвинить местных жителей мне совершенно не в чем.


И на Бали, и на Сулавеси, Григорий часто выезжал на разном детском транспорте на проезжую дорогу возле дома или гостиницы. Ни разу мне никто не пришел об этом сказать: люди просто наблюдали, убирая его с дороги при приближении автомобиля. А водители, обнаружив перед собой мальчика на пластмассовой машинке, останавливались и ждали: не сигналили, не выходили искать мать. Просто ждали, пока малыш отъедет сам или кто уберет его.

Все это из далекой российской действительности кажется странным, безответственным, прямо-таки ужасным обращением с детьми. Но на месте, когда начинаешь жить с теми людьми, в тех реалиях, все оказывается куда проще.

Верхом расслабленности стал визит в национальный парк с тарсиерами на севере Сулавеси. Чтобы увидеть зверьков, нужно идти довольно далеко по джунглям почти в темноте и тихо ждать. Брать детей мне совсем не хотелось по причинам «идти» и «тихо». Так что я оставила спящего двухлетнего Григория на кровати в номере, бодрствующую четырехлетнюю Алису при нем со включенными мультиками и открытым пакетом сухих макарон (магазинов не нашлось, другой еды тоже, а Григорий – мужик, для него еда – это все), а также с напутствием, что с брата глаз не сводить, если что – звать теток с ресторана.
Пошла на кухню, взяла за руку тетку, привела к нашей комнате, показала пальцем: тот спит, эта смотрит мультики, я пошла в лес (ткнула пальцем в себя и лес), а ты смотри за детьми (ткнула пальцем в нее, детей, глаза). Тетка заулыбалась и пошла на кухню. Я пошла в лес.

Через два часа дети были обнаружены смотрящими «Мишек Гамми», пол усыпанным макаронами. Лисица отчиталась, что Гриха проснулся и попытался заплакать от отсутствия мамы, а она впарила ему макароны, показала, где мультики и сообщила, что мать скоро будет. Тетки, по словам ребенка, раза два заглянули (то есть с задачей справились). Боялась ли я, что дети свалят на улицу и потеряются? Нет, потому что вдоль улицы тусят местные мужики, так что максимум моим потомкам светило быть напоенными чаем с печеньем.


Для сравнения расскажу эпизод со Шри Ланки. Вознамерившись лезть на камень в Сигирие (лезть наверх час), я опросила Лису на тему ее желания составить мне компанию. По результату опроса дочь осталась в гостинице. Договорились, что на улицу она не пойдет и постарается домик не разнести. Гостиничный дядечка (говоривший, в отличие от индонезийцев, по-английски) был проинструктирован, что я ухожу, дочь остается, и если вдруг что «please help», но в целом помощи не требуется, она сознательна. В итоге оказалось, что ребенок для него – нечто явно загадочное, он совершенно не давал ей играть, постоянно лез, попытался закрыть ее в комнате, прищемив палец (видимо, не сильно, ибо меня встретил уже полностью довольный жизнью ребенок). После чего я себе несколько раз вслух напомнила, что Индонезия уже далеко, и идеальные няньки кончились совсем, так что пора напрячься обратно.

На Бали, если вы нанимаете домработницу на весь день, и в вашей семье дети – вполне нормально будет рассчитывать на то, что эта же женщина исполнит роль няни. Конечно, все на свете лучше оговаривать заранее, но тем не менее. Няня будет играть с ребенком, убирать за ним, следить. Она пойдет с ним гулять, посидит в гостях у своих друзей. Конечно, у нее будут свои взгляды на какие-то моменты: все же национальные черты имеются у всех. И, конечно, индонезийцы в целом не отличаются глобальной обязательностью и гиперответственностью. Так что я бы не послала няню выкупать ребенка в океане, например. Но все же в этой стране как-то приятно выбирать няню из в целом хорошо чувствующих детей людей.


В довесок немного негатива. По Индонезии нелегко путешествовать с детьми из-за транспорта: на многих направлениях местные автобусы маленькие, старые, тесные и набитые. Нелегко и с едой: рис-то есть везде, а курица чаще пережарена. Зачастую может быть остро. В общем, сильно привередливым или имеющим аллергии на продукты детям будет несладко там, где мало туристических кафе.

И большая каля дегтя: малярия. К сожалению, во многих регионах Индонезии, так или иначе, распространена малярия. Спокойнее всего дело обстоит на Бали и Яве. Похуже — на Суматре, Сулавеси, Ломбоке. Сложнее всего – на Флоресе, Тиморе, Папуа и Малуккских островах.

You may also like...