Мудрость вулкана. Гунунг-Батур

Каждый в этом мире только странник… Рано или поздно путь прерывается. Чтобы возобновиться вновь. Рождение и смерть. Великое чудо и великая трагедия. Или всего лишь равнозначные вехи на другом, Большом Пути…

Мы отправляемся к самому сердцу Бали. Горячему и живому. Мощные удары которого несли разрушение и смерть. Тепло которого дарит и сохраняет жизнь. К великому Гунунг-Батур. Действующему вулкану на севере острова.

На такси передвигаться по острову удобно. Цены, по питерским меркам, смешные. Поездка от нашего отеля до Батура (а это около 80 км) и обратно обошлась в 30 долларов. Бонусом к этому прилагается гид, он же водитель, с неплохим английским. Водитель готов рассказывать, показывать, останавливаться в любых местах по дороге, терпеливо ждать, пока неугомонные путешественники налюбуются да навосхищаются. А восхищаться есть чему. Храмы, храмы, храмы. Такого количества я не видела нигде! Мало того, что в каждой деревне как минимум три основных храма, еще и у каждой семьи есть свой собственный храм.

По дороге, конечно, остановились «испить кофею» в прикормленном туристическом кафе. Знаменитый Копи Лювак. Чашечка стоит 5 долларов. На вкус, как… да никак. Ну, должны были попробовать. А заодно и посмотреть на того уникального зверя, который этот кофе «производит».

Местечко, кстати, красивое. Утонувшее в зелени кафе раскинулось на склоне холма, откуда открывается живописный вид на рисовые поля.

Часа три на дорогу и вулкан перед нами.

Трекинги на вершину Гунунг-Батура — одно из популярных туристических развлечений. Мы перед собой такой цели не ставили и любовались величием пейзажа с края внешней кальдеры. Не стану загружать читателей энциклопедическими данными, что такое кальдера. Скажу только, что в отличие от кратера, расположенного на вершине конуса вулкана, здесь вулкан провалился вниз, образовав огромную по площади чашу.

Стены чаши покрыты густыми лесными зарослями. А в центре возвышается дышащий конус Батура. В глубине же, подо всей этой красотой, ворочается грозная сила, еще в прошлом веке не раз губившая тысячи жизней. Да и поныне она напоминает о себе упругими толчками и серными выбросами.


Батур. Несущий смерть, дарующий жизнь. Почва благодаря извержениям особо плодородна. Красивейшее озеро, образовавшееся в кальдере, кормит жителей «озёрных звёзд» — деревень, расположившихся на его берегах. Поговаривают, что подземные источники от этого огромного озера питают пресной водой весь остров. По легендам, в здешних краях живет прекрасная Деви Дану. Богиня плодородия, хранительница первозданных вод.

Именно понятие «Первозданность» как нельзя лучше отражает впечатление от этих мест. Тихое, умиротворяющее очарование, скрывающее внутри себя могучую силу. Первозданную силу. Отметающую наши мелкие человеческие представления о добре и зле, жизни и смерти, счастье и несчастье. Смеющуюся над нашими наивными попытками всё поделить на хорошее и плохое, чёрное и белое. Нет разделения. Есть абсолютное единство. И ты понимаешь эту силу. Узнаёшь её.

Ни её ли порой ты чувствуешь внутри? Силу, способную как на великое творение, так и на безжалостное разрушение. Опять рефреном: «Всё в одном. Одно во всём..»

Совершенно естественным кажется тот факт, что именно в этих местах обитает удивительный народ Bali Aga. Или Bali Mula — изначальные балийцы, как они себя сами предпочитают называть. Коренные, самые древние жители Бали. Живущие даже не на вулкане, а буквально в самом вулкане. Вон там внизу. Во внутренней кальдере, на берегу вулканического озера.


Трудно представить, сколько раз грозный Гунунг-Батур гнал их с насиженного места. Уничтожая жилища. Сея смерть. Они же умудрились не только выжить, но и сохранить древние традиции. А традиции у них необычайные.

Не знаю, слышал ли Джеймс Кэмерон о жителях деревни Труньян, когда писал сценарий «Аватара» и придумывал свой народ Нави. Наверное, слышал. Уж очень много совпадений… Нави, как и Bali Mula, живущие в гармонии с природой и считающие все вокруг живым. Знающие о пронизывающем всё и вся потоке энергии. Который заимствуется лишь на время, а потом его необходимо вернуть… Их священное дерево Эйва… В деревне Труньян есть такое дерево. Taru Menyan — ароматное дерево. Под ним Bali Mula хоронят своих мертвых.


Не закапывают. Не кремируют, как принято на Бали, а просто складывают, лишь прикрывая листьями. И так на протяжении многих веков. Однако извечных спутников смерти — зловония и заразы — здесь нет и в помине. Никакого запаха разложения. Есть версия, что происходит это чудо из-за особых эфирных масел, выделяемых деревом. Найти в просторах интернета какое-то научное обоснование этому факту мне не удалось. Если кто отыщет — буду признательна.

Впрочем, нужно ли всё объяснять. Может, так и должно происходить. Если относишься к смерти не как к трагедии. Если не цепляешься изо всех сил за иллюзию реальности и важности своего существования. Если живешь, доверяясь извечному, естественному ритму дыхания Вселенной. Рождение и смерть. Вдох и выдох. И снова вдох. Тогда уходит страх. Прекращается извечная гонка в попытке удержать свою тень. И вместо смрадного запаха разливается вокруг лёгкий древесный аромат. Как это происходит не в далёких галактиках, не в фантастических книгах и фильмах. А прямо здесь. На берегу озера Батур. Остров Бали. Планета Земля.

Дороги вдохновения: Музы едут на Бали

Дороги вдохновения: День Тишины

Отставить отзыв