0

Потусторонние силы на Бали, личный опыт

Я несу ответственность только за то, что я говорю, а не за то, что вы слышите (с)

Это история из тех, которые никогда не озвучивают. Об этом не принято говорить открыто и от первого лица. Даже мои близкие подруги на Бали о ней не знали – я никому не рассказывала. Проще промолчать. Забыть, разобраться с собой, найти сторонние причины.

Но, однажды приходит осознание (и спасибо за это удивительным людям, которые меня окружают), что молчать – не проще. Миссия рассказчика далеко не только в положительно-вдохновляющих словах и романтичных образах, но и в откровенном раскрытии неоднозначных и сложных сторон бытия. Даже имея все шансы быть неправильно понятой, я хочу рассказать о своем опыте встречи с духами на Бали. Пусть эта история поможет и даст ответы тем, кто сталкивается с чем-то подобным.

Все и всюду на Бали будут вам говорить о какой-то «другой» энергетике места. Это не новость. Также как и тот факт, что общепризнанное название «Остров Богов» давно закрепился за этим крохотным уголком суши в Индийском океане. По самым скоромных подсчетам, здесь более 20000 храмов. Где вы видели больше в рамках такого пространства?

Церемонии и подношения духам проходят ежедневно. Представьте, 3,5 миллиона человек каждое утро и вечер поклоняются как добрым, так и, прошу заметить, злым духам – тем самым сохраняя равновесие на земле. Здесь никто не пытается отрицать темный аспект. Он существует на равнее со светлых. Кстати, на острове помимо целительства широко распространена черная магия.

Мое личное мнение, что такое активное, синхронное и, еще раз подчеркну, ежедневное поклонение духам делает их более материальными, способными больше влиять на физический мир. Скажем так, на Бали все это более проявлено. Но я никогда не привязывала потусторонние силы к ограниченному пространству. Ни в домовых, ни в духов конкретных домов я не верила, даже не думала об этом. И, разумеется, я этого не боялась. Кого? Богов? Духов? Я им радовалась. Для меня Бали был островом с отличной энергетикой, где «что-то» витает в воздухе.

Мой первый дом на Бали был далеко, в районе Дримленда. Я его сразу полюбила. После гест-хаусов и гостиниц Непала я обрела уют. Сначала, жила с подругой, через месяц она вернулась в Москву и дом перешел мне по наследству. В день ее отъезда, мы устроили небольшие проводы, я рано легка спать, а она с еще одной подругой сидели допоздна. Ночью моя подруга уехала в аэропорт, а ее знакомая легла спать во второй спальне, чтобы в ночь не ехать на байке домой.

Где-то в 4 утра меня разбудили испуганные глаза:

— Олеся, закрой за мной дверь. Я поехала домой. Я не могу тут спать.

— Ты с ума сошла, что случилось. Сколько времени?

— 4 утра, я поехала.

— Тебе ехать часа два на байке, ложись спать, утром поедешь, — я не очень понимала что происходит, сама еще толком не проснувшись.

— Что это за звук? — вдруг неожиданно вскрикнула она.

Я, вообще, ничего не слышала, прислушалась:

— Да, это же самолет садится. Аэропорт рядом.

— Олеся, я поехала. Все. Я тут не могу спать.

Она ушла очень испуганная. Мы никак это не обсуждали больше и к этой истории не возвращались. Я прекрасно прожила в этом доме 4 месяца, пока не переехала в самый центр модной жизни на Бали – Семиньяк вместе с началом новой работы.

Я устроилась работать в пятизвездочный отель, который только готовился к открытию. Первые месяцы сотрудникам предоставляли жилье в гостинице неподалеку, а как только первые виллы были готовы мы – то есть 10 иностранных сотрудников, которым по контракту положен весь компенсационный пакет – переехали жить в отель.

Та-дам. Я въезжала в новоотсроенную виллу с личным бассейном шикарного пятизвездочного отеля, проживание в которой стоят порядка 1000 долларов в сутки. Каждый из нас получил по вилле в личное пользование и весь сервис отеля в придачу. Приятно, не скрою. Остальные виллы были еще не готовы, в нашу задачу входило, в том числе, и тестирование жилья (так как нам его потом и продавать), но могу сказать, что менеджмент старался и все было готово по максимуму к нашему приезду.

Мальчики помогли с вещами, наконец-то я всех выпроводила и прыгнула в бассейн параллельно тестируя стерео-систему. Наигравшись в новинки, я легла спать, так как утром работу никто не отменял.

Проснулась в 3 часа ночи в холодном поту. Мое тело трясло от необоснованного страха. В голове крутилась только одна фраза «Здесь что-то не то, здесь что-то не то».

— Олеся, не сходи с ума. Глупости. Успокойся, — говорила сама себе.

Страх продолжал нарастать.

— Надо включить свет и телевизор, надо отвлечься.

Я встала, включила свет.

— Все это глупости, просто первый раз на новом месте всякое может быть,- успокаивала я себя вслух, хотя, сколько раз в своей жизни я спала на новых местах, в разных странах и городах? Никогда ничего подобного не было. Освещение принесло облегчение, меня стало отпускать. Но вдруг по всему доме выключился свет. Моя вилла обесточилась. Стало совсем несмешно. Внутренний страх больше не сдерживался, в голове теперь была только одна мысль, которую я усиленно не хотела допускать. Но одна была. Как будто извне.

«Это духи!»

Я была готова идти на улицу, я не хотела оставаться в доме, даже стала одеваться, но идти до охранников, которые были только на проходной отеля, минимум 10 минут по полностью темной местности было еще хуже. Отель же новый – освещение на дорожках еще не провели, телефонная линия пока не подключена. И самое главное. Тотальное главное (о чем я узнала намного позже) – в отеле не была проведена церемония. То есть он не был освящен в традициях индуизма. Иными словами – духов пока никто не покормил, а это серьезно.

По местным поверьям, проводить церемонии в недостроенном доме строго запрещается, также, как и жить в нем. А наш отель не был готов, только половина вилл. Так что мы жили против всех поверий балийского индуизма – в логове «незадобренных» духов.

В моем доме начался настоящий концерт. Я стала звонить маме, чтобы хоть как-то отвлечься. Только мы стали разговаривать, как отключился телефон. В этот же момент, что-то стало биться в мою стеклянную дверь. Дозвониться до дома я не могла, также, как и пошевелиться, но в какой-то момент звонок прошел. Мама очень перепугалась за меня:

— Доча, что случилось? Что происходит?

— Мама, мне страшно…Тут…

— Что происходит?

-Почему ты молчишь?

Как рассказать маме, что у тебя ночной концерт, при этом остаться адекватной и не дать понять близкому человеку, что ее единственная дочь, возможно, чуть-чуть того на «этом» Бали?

— Дочь, быстро говори, что происходит?

— Мама, тут …эээ…духи…, — еле выговорила я, надеясь, что хотя бы маме хватит адекватности.

— Кто? Духи?

— Да…Мам, у меня выключился свет, что-то кидается в стекло, я не знаю что делать…

— Духи? Так. Возвращайся на Камчатку – тут духов нет, — моя обычно всегда за меня переживающая мама вдруг осталась очень хладнокровной. Я тряслась. Она молчала. А потом сказала фразу, которая в корне изменила мой опыт на, кстати, очень любимой в будущем вилле:

— Слушай, дочь, ты всегда умеешь со всеми договариваться. Договорись и с этими духами, я тебе очень прошу. Тебе там еще жить и жить. Давай, представься им, расскажи, зачем туда приехала и спи уже, завтра же рано вставать.

Я положила трубку, легла и…стала знакомиться с духами. Я ничего не просила, даже сразу сказала им (духам), что я не буду их просить «не трогать меня», «оберегать меня» или «помогать мне». Просто я теперь тут живут. И, в общем-то, я — человек неплохой, даже интересный. Они, я думаю, тоже в чем-то интересные.

«Привет»

Под эти «мантры» я уснула. А на утро проснулась на подъеме. Вместо усталости от «веселой» ночи, я чувствовала неописуемый прилив сил. Видимо, контакт состоялся.

— Спасибо, — сказала я в воздух, — будем дружить!

С тех пор мой дом стал моей крепостью. По сути, я даже забыла о происшествии первой ночи. Пока ко мне в гости не пришли друзья.

Это было где-то через три месяца. Ко мне пришел мой, на тот момент, бойфренд и наш общий друг фотограф – мы решили сделать фотосессию на вилле. С самого начала все как-то не клеилось. Мой друг постоянно занимался профессиональными фотосъемками, а сейчас не получалось ни одного качественного снимка. Фотограф чувствовал себя неуютно, хотя мы прекрасно друг друга знаем и это была уже не первая совместная работа. Причем, когда снимают меня одну – получается хорошо, а вдвоем – полная ерунда.

И тут случается то, что вызывает в пацанах панический ужас, а во мне злость – у нас начинает нарастать звук у музыки. Сам. Причем, на вилле стояла отличная звуковая система, поэтому звук становился очень громким. Пару секунд колебания, я подлетаю к центру и полностью его отключаю.

— Это духи, — сразу говорит фотограф Хендри. Он — мусульманин с Явы, давно живет на острове и принимает правила игры. Никто из индонезийцев никогда не усомниться в факте существования этих сил и их влияния на физический мир.

— Они ревнуют ко мне– сказал Давид.

— Что??? – я была в ярости. Наверное, в такой же, как была моя мама, когда я позвонила ей и озвучила свои страхи в первую ночь.

— Ерунда. Просто акустика так сработала, никто тут не ревнует. Ок? – я посмотрела на парней, опять включила музыку на тихий режим, как было до этого. – Продолжаем съемку. Все хорошо. У меня отличная вилла, я знаю.

Мы продолжили. Не прошло и 5 минут, как по всей вилле заорала музыка, плавно нарастая все громче и громче. Стоит ли говорить, что никто трогал пульт управления и ничего подобного раньше не было, с учетом того, что я слушаю музыку каждый день?

Парни, будучи оба индонезийцами, просто повторяли, что это духи и надо отсюда выйти, как минимум. И прекратить съемку. Что-то не то. Духам не нравится. Продолжать нельзя.
Мы вышли к бассейну.Я начала первая, изрядно удивив своих друзей полным спокойствием:

— Парни, короче, на моей вилле есть духи, да. Но, они нормальные. У меня с ними хороший контакт. Все о чем я вас прошу – это представиться и рассказать о себе. Особенно тебе – я посмотрела на Давида – скажите, зачем вы тут и как ко мне относитесь. Просто про себя все это скажите, я вас тоже представлю. Речи быть не может, чтобы мои близкие друзья не могли ко мне приходить.

Стоит ли говорить, что было дальше? Шикарные фотки – одна лучше другой. Снимали до упора. Все наладилось, музыка больше не чудила – атмосфера тоже.

В последствие, мои друзья приходили ко мне без проблем, никаких сцен ревности и прочего. Что касается музыки, она еще пару раз сама включалась – один раз когда я проспала на работу. Просто заиграла, разбудив меня.

— Спасибо, что уж.

Что касается самого отеля, полгода после открытия он работал без церемонии, что вводило в панический ужас многих сотрудников, особенно коренных балийцев. Историй было много. Ночные менеджеры клятвенно рассказывали, как им звонили на ресепшн из номеров, в которых никто не живет и молчали в трубку. А на Бали с такими вещами не шутят.

Когда все было доделано, церемонию таки провели. По слухам, она обошлась отелю в 4 тысячи долларов, что изрядно шокировало иностранный менеджмент, но для острова это нормально – здесь тратятся большие деньги на подношения. На церемонии я впервые увидела сакральный бой петухов с ножами на шпорах до первой крови, побежденного петуха убивают в знак уважения духам. Помимо этого, проводят много ритуалов с жертвоприношениями и обрядами.

Насколько я знаю, сейчас в отеле все хорошо.

Таких историй на острове значительно больше, чем кажется, просто о них говорят только шепотом, да и то не всегда.