Неаполь: гранд-дама Амальфи

Неаполь — сексапильная роковая женщина, а не главная героиня мыльной оперы, женщина, которая всегда выигрывает у соперниц.

«Бог должен мне это, за то, что я так страдал в юности», сказал немецкий археолог 18-го века Винкельман о любимой Италии.

Люди едут во Флоренцию и Венецию, чтобы посетить великолепные места, но если вы оказываетесь в Неаполе, вас одолевает тревога.

У Неаполя сложная сложившаяся веками репутация. Остановитесь, присмотритесь и вы увидите, как мужчины с бритыми головами и с татуировками святых играют в карты, иногда прерываясь, чтобы взглянуть на женщин с колясками и с детьми. Неаполитанские мужчины мужественны и любят детей… особенно чужих.

Спакканаполи

Чтобы убить несколько часов, туристы прогуливаются по старому району Спакканаполи, поражаются и ошеломляются хаосу его закоулков, больше напоминающих столицу Индии – Дели.


Они попадают в мир архитектуры, которая началась с древних греков и закончилась барокко. У Неаполя множество центров, но Спакканаполи — это его сердце. Оно заполнено церквями, монастырями, всюду фрагменты раннего христианства, крошечные уединенные сады, бельевые веревки и курящие женщины одетые в потертые халаты. Те, кто осмелится оскорбить их всего лишь один раз, запомнят это на всю оставшуюся жизнь.


Неаполь обветшавший, очень суеверный, скрытный, сексуальный, веселый и знающий всё о смерти. К югу от Корсо Умберто, девушки в коротких юбках красят губы, а в это время икону Мадонна дела Бруна 13 века несут по улицам. Вышибалы из мафии в очках авиатор защищают святыню от рук плачущих женщин, которые пытаются прикоснуться к краю одеяния кардинала города, Крешенцио Сепе.

Вдали, ребенок в розовых кроличьих ушах утешает мать, которая бросилась на колени на площади Пьяцца дель Меркато, раздирая на себе одежду, ее мужа арестовали. «Святая Дева Марии, наши сердца в огне.» По дороге с площади, священник и монахиня дымят сигаретами в Фиате пунто, подросток поднимает свою Веспу, как ковбой, возлюбленную, поглаживая по волосам.

Между прочим, у неаполитанских женщин самые лучшие волосы в мире. Дело в том, что они с детства едят свежие анчоусы, продающиеся в ведрах прямо на улицах. Темные глаза девушки прищурены в щелочки, а ее пухлое декольте волнующе колышется. В Неаполе никто не заботится о лишних килограммах, все уплетают большие куски пиццы. Это вам не вычурные Канны!


Неаполитанцы встают поздно (между прочим, у них самые лучшие зубы во всей Италии), завтракают ромовыми бабами и молочным шоколадом. Крошечные улицы к востоку от Пьяцца Беллини представляют собой лабиринт из выброшенных отходов, церквей с картинами Караваджо, спутниковых антенн и выцветших фресок Благовещения. Вдруг, вам кажется, что ангел Гавриил 14-го века благословил небольшой магазинчик по продаже уцененных моющих средств.


Лавки старьевщиков, книжные магазины, фруктовые киоски, храмы – голова идет кругом. Окна, заваленные старыми черепами, коробки бракованных рождественских открыток отправленных священникам в 1950-х и старые кассеты VHS с Софи Лорен – все вместе. Под этим улицам сотни глубоких тоннелей, некоторые из них старше 5000 лет, во многих из них погребены жертвы чумы.

Вечером, матери вывешивают полотенца на Виа дель Джудисе, наблюдая за сыновьями, рисующими звезды Рождества Христова на плечах, когда футбольные мячи отскакивают от стены 10-го века. Однажды вечером, бродя по закоулкам прошлого в поисках тихого места, чтобы посидеть и наесться мороженого, я повернула на небольшую площадь с когда-то покрашенной церковью. Она была грязная, но все еще изысканная, как оранжевый коготь краба. Над дверью Сан-Лоренцо-Маджоре, безглазый святой держит безголового херувима сжимающего букет цветов без бутонов. Неаполь: город сломанных бюстов и граффити, императоров без локонов и осыпанной штукатурки.

Кайа

Чтобы свободно говорить по-итальянски, нужно родиться итальянцем. Самого первого мгновения выяснилось, что выразить протест и несогласие можно всего лишь одним жестом. Мой друг – оперный певец, — говорит, что у него дар импровизировать на сцене, он поет на неправильном итальянском. Он настолько хорош в этом, что часто воображает, что свободно владеет языком, и искренне удивляется, когда выясняется, что он знает только 2 слова: дурак — imbecile и красиво — bello. Между прочим, это одни из самых часто употребляемых слов в неаполитанской речи.

Район Кайа необыкновенно красивый. Во второй половине 19-го века, темные улицы, расходящиеся от Палаццо Челламаре были отреставрированы и район стал тем, чем он является и сейчас: шоппинг-центром для богатых.


Достопримечательности, бульвары и площади находятся в тени, на первом месте рестораны и магазины. Официанты в белых перчатках несущие огромные джин-тоники и нежнейшие хлебные палочки, которые тают во рту. Среди изящных бутиков Prada и Gucci, женщины садятся на скамейки со стаканами свежевыжатого лимонного сока, купленного в киоске, где продают фрукты размером с сумки Birkin.

В 6 вечера, немного восточнее, люди расслабляются без какого-либо благоговения и почтения рядом с грандиозными колоннами Базилика Сан Франческо ди Паола (18 век) и Палаццо Реале (17 век). Неаполитанцы обращаются с великими зданиями легко и непринужденно. Картина Неаполя: подростки пьющие вино и дети устраивающие игрушечные войны со своими собаками до поздней ночи, на ступеньках, ведущих к двери еще одной церкви.


Только в этом городе чувствуешь что-то противоположное святотатству — кажется сами здания ведут современную насыщенную жизнь вместе с бандами, с их беззастенчивыми разговорами и яркими одеждами.

Позднее, на большой площади Триест и Тренто, все в своих лучших нарядах — напомаженные усатые мужья, жены с алым маникюром, показывают своих молодых сыновей с зачесанными назад и уложенными гелем волосами. На Виа Сан-Карло, в непосредственной близости от Большого оперного театра, люди ждут на ступеньках одноактную мелодраму Масканьи «Сельская честь». Шум нарастает, любители оперы рвутся внутрь, как футбольные болельщики на стадион. Все заметили великолепных молодых женщин в обтягивающих красных платьях с массивными золотыми украшениями с медальонами — двадцать Моник Беллучи. Как только гаснет свет, зрители становятся серьезными. На сцене появляются юные только обретающие свое умение и блеск певцы. »Gli aranci olezzano sui verdi marini" — начинают они: «Воздух сладкий с апельсиновыми цветами…»

Залив

На набережной Неаполитанского залива находится Grand Hotel Vesuvio. На холмах на востоке расположен Везувий – по утрам беззаботный, видимый всеми в розовом тумане рассвета. На юге, длинная дуга полуострова Сорренто: средневековый Кастель дель Ово, как будто охраняемый простенькими яхтами.

Залив местами грязный, местами нет. Местные жители здесь купаются, и мужчина в плотных синих плавках плывет неспокойным кролем, выкрикивая непристойности между вдохами.

В фойе 130-летнего отеля висят фотографии знаменитых гостей, президентов и членов королевской семьи, нетрезвый Богарт в баре до встречи Лорен Бэколл. Спросите совет о ресторанах или о чем-то еще в Vesuvio, в ответ от консьержа вы получите лишь неопределенность. Итальянцы не могут оказать тот сервис, к которому мы привыкли.

Они хотят, чтобы вы были довольны, но они не собираются убиваться из-за этого.

Полиция патрулирует улицы вокруг отеля в новых крошечных эко-автомобилях, в их глазах ярость, а их гордость оскорблена. Они знают, как и все неаполитанцы, что это не просто автомобиль или здание, или анчоусы, или лодка, или пицца, или знак, или что-либо еще – все это проявление чувства!

Местные бизнесмены, одетые в синие льняные костюмы, ездят на древних пыльных мерседесах вдоль Виа Нуова Марина и паркуются там, где вздумается. Эта дерзость, своего рода защита от жары, которая окутывает город несколько месяцев подряд. Они приходят сюда, чтобы купить галстуки у местных производителей. Ассистент ведет вас по древней каменной лестнице в высокое помещение, в котором женщины шьют шелковые галстуки дни напролет вот уже несколько столетий. Великолепные цвета — темно-синий, с золотом и темно-бордовый, как у истинного денди.

В небольших, тихих бутиках нижнего белья вокруг Виа Фиорелли, неаполитанские матери внимательно изучают вырез ночных сорочек и консультируют своих дочерей о волнующем нижнем белье. Они покупают это в качестве инвестиций, которые можно вытащить из ящика все еще в идеальном состоянии даже через 10 лет после свадьбы.

Ночью, в ресторанах на набережной, ребята грубо подшучивая, готовят пустые стулья, предназначенные для проходящих девушек.

К полуночи иллюминация из огней, свечей и фейерверков образует длинную береговую линию, которая поднимается высоко вверх над заливом куда-то в горы. Группы проходящих девушек дразнят поклонников, обмениваясь длинными, затяжными взглядами, а позже похотливо прижимаются друг к другу за билбордом модели Armani, рекламирующей лосьон после бритья. Другие страстно целуются всю ночь на тротуаре с видом на море рядом с мороженицей Chalet Ciro, которая открыта до 3 утра.


Девушки толпятся вокруг прилавка и просят добавить шоколад с драже, шоколад с глазированными фисташки, шоколад с амаретто, выражая нетерпение криками. Мороженное кладется специальной лопаткой, чтобы сохранить вкус. Мужчины платят в кассе, снисходительно улыбаясь.

В Неаполе больше всего мороженого и больше всего поцелуев на улицах, чем где-либо еще в Италии.

Однажды ночью, очень поздно, возвращаясь назад от площади Саггаццаро, я слышу Astrud Gilberto играющего с рыбацкой лодки и вижу танцующею пару в полумраке, и вдруг они падают в объятья друг друга прямо на дно лодки, как выжившие после разрушительного кораблекрушения. Неаполь, наконец, растворяет и их…

Лучшее в Неаполе

Лучшая пицца

Di Matteo, Via dei Tribulani, 94
Работает с 1936 года. Нужно заказать Margherita con Bufala – очень вкусно и всего 4$.

Лучший кофе

Caffe Mexico, Piazza Dante, 86
Ранним утром рабочие стоят в этом баре и молча пьют шоты эспрессо. Скажу вам, это не шутки!

Лучший ресторан


Dora, Via Ferdinando Palasciano, 28
Знаменитый, но и скромный, рыбный ресторан. Попробуйте спагетти с мидиями и салат из помидоров. Ужин около 80$ на двоих.

Лучшая улица


Via dei Tribulani проходит мимо консерватории, здесь однажды играл Доницетти. Будьте готовы услышать бельканто.

Лучшая картина

«Семь актов милосердия» Караваджо, в церкви Пио Монте делла Милосердия.
Обратите внимание на лицо ребенка наверху: очень естественно и невероятно современно, чем любая другая репродукция.

Лучший день

Остров Прочида: всего 20 минут езды и вы на очаровательном и не таком людном острове, как Капри.
Возьмите такси до пляжа Поццо Веккьо (ориентируйтесь на Почту) и съешьте бутерброд с моцареллой приготовленный в местном кафе.

Все иллюстрации lonelyplanet.com

Вам так же может понравиться