Путешествие вдоль итальянской реки По

Путешествие вдоль извилистой реки По, берущей начало в Котских Альпах и впадающей в Адриатическое море, представляет взору удивительные по красоте пейзажи, ошеломительную архитектуру и помогает более полно понять историю и культуру итальянского Ренессанса. Мы исследовали как вокруг чарующих изгибов и изломов этой реки взрослела и развивалась Италия.

Река По представляет собой самый крупный фарватер Италии и, по мнению некоторых, фактический ключ к существованию нации как таковой. Порядка трёх тысяч лет назад именно сюда пришли скотоводческие племена, давшие название окружающей территории — «Италия». Точное происхождение названия неизвестно, но по одной из более распространённых теорий оно переводится как «Страна телят». Позже Этруски, захватившие местные земли, укрепили природные границы для создания собственного королевства, но дикие Кельтские племена, обитавшие на севере, представляли эпицентр постоянного конфликта. Римляне объединили оба народа, возвели статные города вдоль кудрявых речных изгибов, от устья, расположенного у горы Монте Висо, близ современной границы Италии и Франции, до самой дельты у засиженных птицами болот и островков Адриатики, неподалёку от юга Венеции.

фото by Flickr, fullerenium-2

Загадочное словно женщина течение реки По, постоянно меняет своё настроение и цвета, где-то почти исчезая, а где-то проявляя себя настоящим властителем окружающих ландшафтов. Весной и осенью дожди с тающими снегами Альп, превращают реку в бешеный и безжалостный серый поток, выворачивающий целые деревья на своём пути. Летние засухи преобразуют её в ленивый зеленоватый канал, проходящий незаметным пунктиром сквозь широкие, белые пляжи и покрытые галькой острова. По имеет несколько славных притоков: река Танаро, спускающаяся с гор на севере Генуи; Тичино, грациозно смыкающая свои рукава вокруг рисовых полей, чуть ниже почетного университетского города Павия; и Ольо, выписывающая изящные и причудливые узоры вдоль долин Ломбардии.

Басса Падана

В месте, где встречаются два округа — Ломбардия и Эмилия-Романья, родине бальзамического уксуса и автомобилей Феррари, По приобретает наиболее величественную поступь. Именно в этой местности, растянутой к востоку от Пьяценза до Феррара, называемой Итальянцами La Bassa Padana (bassa означает низина, а padana — это прилагательное, происходящее от названия Римской реки).

фото by Flickr, Fabrizio Berni — TheTiZ

Басса отличается своим особенным неповторимым характером, раскидистыми ландшафтами под куполом небес, украшенных пышно взбитыми облаками, зарослями серо-зелёных тополей, чьи длинные корни глубоко врезаются в ржаво-красную почву, широкими маисовыми полями, проходящими через жёлтые деревеньки, каждая из которых отмечена возвышающемся конусом колокольни и роскошными садами, где выращиваются яблоки, груши и персики. И тут и там во времена XVIII и XIX веков, местное дворянство возводило уездные дома, более сдержанные, но не менее основательные чем виллы Тосканы и Венето, каждый дом был окружен так называемым парком в английском стиле, полным тенистых дорожек проходящих через заросли лайма, платана и коренастого тёмно-пунцового бука.

Специфика местной кухни

Долина вдоль реки По сейчас видится нам процветающей и безоблачной, ловко сочетающей сельскохозяйственный бизнес и лёгкую промышленность, но так было далеко не всегда. На протяжении долгого времени, от раннего Средневековья до Рисоджименто, великого народного движения против иноземного господства, стремящееся к объединению раздробленной Италии, зародившегося в конце 18 века и длящееся вплоть до 1870-х годов. В те времена безмятежные ныне земли представляли собой настоящий театр боевых действий. Воевали все, и агрессивные захватчики, представляющие различные сверхдержавы, и амбициозные местные гранды, стремящиеся отхватить лакомый кусочек плодородной земли. Как это всегда и случается, больше всех страдали обычные крестьяне, они даже сочинили поговорку по этому поводу: «O Francia, o Spagna, purch? si magna» — «Франция или Испания, нас не волнует кто победитель, пока у нас есть пища».

Неудивительно, что еда это священный предмет в понимании жителей Басса Падана, впрочем, как и всех итальянцев. Каждый город специализируется на своём особенном блюде. Этому поспособствовала привычка местных никогда не выкидывать то, что может быть потушено, запечено, сварено, зажарено или разлито по бутылкам.


В городке Пьяченца практически ни один ланч не обходится без «pisarei e fas?» — «маленьких горошин и фасолин». Это смесь из приготовленных в бульоне фасоли и небольших шариков из теста, каждый из которых имеет маленькую зазубрину в середине, в подражании расколотой горошине. Говорят, что когда пьячентино собирается женится, его матушка проверяет годятся ли невесткины ногти для насечки пизари.

Пьяченца

фото by Flickr, storvandre

Пьяченца идеальное место для того, чтобы начать своё путешествие вдоль реки По. Римляне заложили город специально для армейских офицеров и их семей, назвав его «piacentino» — «славное место».

Местечко по правде оказалось славным и тихим, остававшимся в стороне от привычных для средневековья бунтов и восстаний. Возможно этому способствовал могущественный клан Фарензе, которому в последствии принадлежали местные земли. Семейству так и не удалось закончить строительство огромного укреплённого дворца, который, согласно идее, должен был внушать местным жителям благоговейный страх. Виной тому послужили деньги, которые внезапно подошли к концу, когда умер последний герцога Фарнезе в 1731 году и герцогство унаследовал его кузен, будущий король Испании Чарльз III. Долгое время служивший в качестве военного гарнизона, ныне дворец выступает в качестве галереи, где представлены великолепная «Мадонна и дитя» работы Боттичелли и одна из самых больших в мире коллекций различных экипажей, от изящных обитых шелком ландо до допотопных пожарных карет, от колясочек для капризных малышей местной аристократии до удалых повозок их старших сестер и братьев.

Достопримечательности

фото by Flickr, fguidotti

Скульптуры, украшающие Пьяцца де Кавалли, главную площадь Пьяченцы, датированы разными веками. Не удовлетворившись одним лишь дворцом, герцоги Рануччо и Алессандро Фарнезе любезно согласились быть запечатленными в виде Римских воинов, седлающих гарцующих скакунов. Не боясь показаться голословными, мы можем сказать, что эти статуи, работы тосканского мастера Франческо Мочи, являются одной из самых удачных конных композиций в мире, выражая решительное слияние энергии и высокомерия. Впечатление, оказываемое скульптурами столь сильно, что Вы будто бы слышите фырканье и ржание огромных боевых коней, готовых в любую минуту рвануть навстречу готическим зубчатым стенам дворца Комунале.

Западнее площади, вдоль улицы XX Settembre пролегает путь к кафедральному собору Пьяченцы, портики которого украшают классические длиннохвостые львы, встречающие всех типичной ухмылкой и поддерживающие колонны со скульптурными фризами. Вокруг собора располагается череда отштукатуренных особняков — оранжевых, охровых и розовых. Какие-то из них построены во времена долгого правления вздорной императрицы Марии Луизы, вдовы Наполеона, которая правила в Пьяченце на пару со своим бравым одноглазым любовником графом Адамом фон Нейпперг.

Театр Муниципале

фото by Flickr, VitalySky

Шикарный городской театр Муниципале, главный зал которого представляет классическую подкову, разделенную на небольшие квадратики позолоченных лож, построен в мятежную эпоху 19 века, когда мятежи и революции могли запросто случится посреди второго акта оперы.

Одним из тех, кто был прекрасно осведомлен о подробностях данных оказий был любимец придворных дам и господ, мастер итальянской оперы Джузеппе Верди. Создатель Аиды и Риголетто родился в скромной фермерской семье в деревне Ле Ронколе, тихом местечке к югу от Пармы. Годы спустя, он воплотил свои мечты и приобрел шикарную виллу и земли в той местности. Будучи урожденным фермером, он предпочитал разговоры о рыночных ценах на скот обсуждению собственных музыкальных творений.

Буссето

На полпути от Ле Ронколе и виллы Верди в Сант Агата располагается Буссето, маленький городок, где юный музыкант брал свои самые первые уроки композиторского искусства и женился на дочери своего патрона Антонио Барецци. Дом Барецци представляет собой мемориальный музей, где хранятся самые разные вещи, относящиеся к великому Верди. Если же вы голодны до его непосредственного творчества, да и просто голодны, отправляйтесь двумя дверьми ниже, в Salsamenteria Storica Baratta, удивительный и уникальный микс съестных и музыкальных деликатесов. Это заведение предлагает широкий выбор домашней ветчины, салями и сыров, вкупе со звучанием потрясающей Марии Каллас, Ренаты Тебальди и одного из лучших теноров Верди — Карло Бергонци, практически местного жителя.

фото by Flickr, kmg1635

По существу, современный Буссето мало чем отличается от Буссето времен великого композитора. Главная улица украсилась пассажем с маленькими полезными магазинчиками, парой адвокатских контор и несколькими церквями, расширилась с одного конца, превратившись в изящную пьяцца, с проворными кафетериями с одной стороне и замком, несущим более украшательную функцию нежели защитную, с другой. Собака дремлет на солнце, а чудаковатый старикашка, голову которого венчает изношенная трилби, рассуждает об обустройстве мира, сидя на парковой скамье.

Хотя каждую осень в очаровательном замковом театре располагается фестиваль Верди, наводя некоторый переполох, большую часть года Бусетто движется в спокойном будничном ритме типичного городка равнины По.

Кростолина

фото by Clay McLachlan

Гвасталла представляет собой крайне привлекательный и заслуживающий внимания участок вдоль реки По. Между этим городом и соседним Луззара пролегает заболоченный оазис, известный как Кростолина, где заросли тростника, тенистых ив и тополей служат пристанищем сотням диких уток и белых цапель. Здесь вы найдете рыбаков, застывших в безмолвном спокойствии созерцания глянцевости воды, случайных участников пикников и любителей солнечных ванн, расположившихся на песчаных пляжах, сотворенных регулярными засухами, или лодок, заполненных желающими выловить одного из гигантских речных обитателей, глубоководную, зловещего вида рыбу, больше напоминающую огромную торпеду.

Для того, чтобы насладиться наилучшим водным путешествием, отправляйтесь западнее, к Боретто, с его древними путями к морской Венецианской республике и вековой традицией судостроения.

Мантуя

Красоты, которые предлагает старая добрая река, не могут быть поняты до конца без осмотра её главного притока, протекающего вдоль Ломбардийской равнины. Английский поэт Джон Милтон, посетивший Италию в 1638 году, восхищался мягким движением реки Мичио, которая, чуть-чуть не доходя до По, разделяется на две огромные лагуны, обнимающих город Мантуя, великую герцогскую столицу могущественного рода Гонзага, где до сих пор царит дух изысканности и щегольства.

Это место обязательно для посещения всех ценителей архитектуры, поскольку может предложить настоящую усладу для разборчивого взора: от неоклассического Палаццо Каносса, с его потрясающими лестницами, заполненными скульптурными изваяниями тонкой работы; величавой базилики Сант Андреа эпохи ренессанса, с её прохладной величавостью залов; научного театра работы Антонио Галли Бибиена, потомственного театрального архитектора. Он был назван научным, поскольку помимо спектаклей, здесь планировалось проводить диспуты, совещания и прочие просветительские мероприятия, соответствующие духу эпохи. Именно в этом театре 16 января 1770 года, через пару недель после открытия, выступил с концертом 14-летний Моцарт, поразивший своей восхитительной игрой, расположившуюся в кремово-золотых ложах, уважаемую публику.

Палаццо Дукале


Несколько самых роскошных в мире дворцов находятся именно здесь, в Мантуе, каждый отражает главный принцип Итальянского Ренессанса — красота и пышность декора являются истинным и наиболее убедительным выражением королевской власти. Палаццо Дукале соединяется с хмурой средневековой крепостью и построенным в 15 веке Домус Нова, с чьих, поддерживаемые колоннами, лоджий открывается вид на строгий сад. Помимо основных строений, по велению Гонзага, были сооружены внушительные дворы, с капеллой, которой впору тягаться размерами с кафедральным собором; подвесными садами и серией частных апартаментов, убранных разноцветным мрамором и позолотой. Но даже после всего увиденного великолепия, зритель остается абсолютно неподготовленным к тому, что предлагает Камера делья Спози, расписанная в промежутке между 1465 и 1474 годами фресками работы Андреа Мантенья, гениального уроженца Мантуи.

Палаццо дель Те


Художники снова и снова возвращаются в Камеру делья Спози, чтобы научиться мастерской работе с цветом и формой. Тем временем архитекторы, в поисках вдохновения, устремляются на другую сторону города, к Палаццо дель Те, где в 1524 году Джулио Романо превратил незатейливые конюшни в изумительный образец искусства маньеризма, залы которого украшают фрески, не лишённые тонкого юмора. Федерико Гозага не мог противиться своей главной страсти — коневодству и потребовал добавить изображения его любимых лошадей. Завершает конструкцию грандиозная округлая лоджия, позволяющая осмотреть окружающие красоты. Её возвели специально для императора Чарльза V, известного любителя искусства, который взамен на подобную милость пожаловал Федерико статус герцога.

Феррара

Южнее Мантуи, Минчио плавно переходит в По. Начиная отсюда ландшафт приобретает в какой-то степени дикий, несколько более глухой вид, с нечастыми деревнями, растянутыми полями и редкими дорогами. Неудивительно, что Феррара всегда вызывает чувство некоторой пограничной заставы, последней на протяжении реки старой герцогской столицы. Опоясанный со всех сторон рекой, это поразительно спокойный город, с раскидистыми каштанами вдоль каменных стен, скрытыми садами и тенистыми мощёнными улочками. Этот покой и безмятежность ценили два лучших итальянский писателя: поэт и драматург эпохи ренессанса Людовико Ариосто, и, живший в 20 веке, романист и издатель Джорджо Бассани.

Бассани был еврей и его самые популярные произведения, «Сад Финци-Контини» и «Очки в золотой оправе», были написаны на фоне беспокойства по поводу фашистского режима Муссолини, первоначально поддерживаемого многими итальянскими евреями, но повернувшегося против них. Еврейские коммуны жили спокойно в городах долины По и, вплоть до Второй Мировой Войны, Феррара являлось одним из самых преуспевающих поселений. В старом районе, на юге от главного собора, функционируют три прекрасные синагоги. Бассани покоится на еврейском кладбище близ северного бастиона.

Палаццо Скифанойа

Евреи были обязаны своей безопасности в средневековой Ферраре семейству Эстензи, правящей городом династии. Столь же прозорливые как и Гонзага в своем покровительстве искусству, Эстензи обладали схожим энтузиазмом в постройке дворцов. В сердце города располагается Палаццо Скифанойа, название которого происходит от желания герцога Борсо «toschivare la noia», то есть «презирать скуку». Очевидно бывший при жизни знатным весельчаком, он занимает центральное место среди фигур на замечательной фреске, украшающей главный зал, названный залом месяцев. Зал Месяцев был расписан в 1469-71 гг. феррарскими мастерами. Известно лишь два имени — Франческо дель Косса и Бальдассаре д’Эсте, хотя, судя по стилистическому анализу, их было не меньше пяти. Впечатление, производимое росписью, сродни просмотру синхронизированного фильма, каждый ряд картин принадлежит к грандиозной аллегории.

фото by Flickr, bautisterias

Фрески опоясывают стены зала тремя рядами, образуя декоративную систему из 12 главных циклов. Каждый цикл, объединяющий по вертикали 3 фрески, посвящен одному из месяцев года, так фрески верхнего ряда изображают триумфы олимпийских богов-покровителей созвездий. Вокруг триумфаторов изображены аллегорические сцены. В среднем ряду — знаки зодиака данного месяца в сопровождении 3 фигур, которые удалось идентифицировать лишь в начале 20 века. По мнению исследователей они представляют деканов, то есть управителей 36 частей зодиакального круга, по три в каждом знаке. Фрески нижнего ряда передают течение земной жизни, отражающее круговорот небесных светил, в них показаны различные виды деятельности и развлечения, соответствующие определенному сезону, а на переднем плане сцены из жизни феррарского двора и нашего старого друга, герцога Борсо д’Эсте.

Атмосфера слегка меланхоличной романтики, царящая в Ферраре, с её тонким оттенком нежно-розового кирпича, из которого построены большинство зданий, и витающим в воздухе шармом некой праздности, придаёт городу скрытую притягательность, которой невозможно противостоять. Однако По, не снижая хода, несёт свои неспокойные, подгоняемые ветрами воды навстречу мутным топям Адриатики.

Где остановиться


Отели в Пьяченце имеют тенденцию быть весьма скучными и банальными. Но приятное исключение составляет место, расположенное на юго-западе города, в райоге Агаззоно, среди виноградников Колли Пьячентини. Частная часовня бледно-розового цвета и прохладные залы удивительно безмятежной Villa Tavernago, построенной в неоклассическом стиле, словно бы созданы для проведения свадеб. Расположенный тут же ресторан предлагает все изыски местной кухни (от пизари до тальятелли в рагу из дичи) и приличную карту крепких вин.

Одна из шикарнейших частных гостиниц в Италии — Armellino. Семейные владения занимают старинный особняк в стиле рококо в самом сердце Мантуи, с расписанным изысканными фресками потолком, позолотой на стенах и паркетным полом. Тщательное внимание к деталям, начиная от постельного белья и заканчивая цветочными вазами, и прекрасный парк, позволяющий взглянуть на церковь Сант Андреа, обязательно произведут эффект, способствующий истинному возвышению духа.

Бывший охотничий заказник Эстензе («fasanara» переводится как «фазаний питомник») окружает Horti della Fasanara славную деревенского вида виллу 19 века, хотя в целом ансамбль приятно гармонирует с прилегающими городскими стенами Феррары. Отель удивительно компактен — четыре многоместных и пара номеров на двоих, названных в честь персонажей рыцарской поэмы «Неистовый Роланд», созданной итальянским писателем Лудовико Ариосто. Дизайн приятен и разумно скромен, представляя игру ренессанса с постмодерном, типичное для Феррары преобладание спокойствия.

Где поужинать

Вдоль длинных рядов Пьяцца дель Эрбе, средневекового овощного рынка Мантуи, теснится вереница ресторанов. Местные тальятелли из крапивы представляют собой одновременно и эстетическое и гастрономическое удовольствие. Посетители не применут запечатлеть ярко-зеленое великолепие, прежде чем приступить к трапезе. В меню найдутся выловленная в Мичио щука, которая подается с пикантным соусом сальса, а порой и блюдо не для слабонервных — тушеное мясо осла.


Местные рестораны возводят в культ хранение истинных традиций города: будь то каппеллачио ди зукка — гибрид тортеллони и равиоли, начиннённых тыквой, или торт тенерина, столь любимой жителями Феррары — разновидность шоколадного бисквита.

Самые взыскательные гурманы, в поисках необычного меню, попадают в рестораны сразу после вечера Верди в расположенных по соседству с оперным театром.


Здесь можно отведать Мостарда с соусом из фруктов, маринованных в горчице и сиропе, подаваемом в качестве гарнира к боллито мисто — тушеному ассорти из разного вида мяса и жареной утки. И конечно же меню было бы неполным без очаровательных пизана, которые местные шеф-повара готовят в бульоне из моллюсков. Ужин дополнит бокал крепкого местного вина.

You may also like...