Рим, Неаполь и сплошное "Мама Мия!"

Когда прилетаешь на далекий остров, поднимаешься на гору или спускаешься к океану, то чувствуешь себя незначительным и мгновенным. От этого становится очень легко, но немножко обидно. «Что же я совсем ни о чём?..» В Италии человеческое эго поправляет корону и нахально улыбается в небо — si, senior, и этот купол, и эта пицца созданы руками Человека.

Помните, в детстве были такие одеяла, сшитые из разных лоскутков ткани? Говорят, это про Италию с ее регионами — что ни город, то другие цвет, ткань и характер. Но вместе сшито красиво и тепло. Если целиком спрятаться под таким одеялом, то как будто опять в детской мечте — не то чтобы в моих ранних снах навязывались темные ребята с неаккуратными сумками, просто Италия будто срисована из жизнерадостных книг.

Нам с Мариной в июне удалось набросить только два фрагмента итальянского покрывала — из папской мантии в Риме и заляпанного то ли краской, то ли томатами (не кровью же, нет?) ароматного неаполитанского фартука. Сердце, конечно, и этим накрыло, но если бы только вернуться и нырнуть под него с головой!



Вы вот, кстати, знали, что фразу про «увидеть и умереть» Париж отжал у Неаполя? Отжал, видимо, сразу, как только в Неаполе она стала приобретать уж слишком прямое значение. Главная достопримечательность города — это острая игра собственных глаз против мафии Камора. Основная задача — ухватить красоту улиц, не дав отхватить у тебя сумку. Стоит зацепиться за одно, второе тут же ускользает. Есть еще лэвэл для Цезарей — успевать кадрировать при этом мусор.

Но если выиграете глазами, то получите город, где душа у людей красочная и вкусная — ну нельзя же покорить весь мир блюдом, не вложив в него души? представляете тогда, какая она у придумавших пиццу и пасту?

Город, где на стенах так красиво складывают мозаику в луну и солнце, что почти не слышно рыбный рынок напротив. Они не чистят воздух, как глэйд, не светят и не греют — просто с красотой приятней жить. Для итальянцев это повод.

Где если жизнь тебя надоумила на лету срывать сумки с туристов, то в конце каждой улочки можно всем мопедом влететь как не в церковь, так в икону. Быстро перекреститься и нестись чистеньким дальше навстречу прибылям или потерям.

Где если прокрасться в арку, чтобы сфотографировать юных «марадоновцев», то можно встретить местную копию Дэнни Де Вито. И он не прогонит страстной итальянской метлой, а внезапно раззнакомит с целой летней школой. На каком бы еще хэллоуине я сказала «бонжорно» диджействующей монашке?

Где недалеко от Museo Diocesano выносят колонки на улицу — без шляпы для евро-мелочи, просто чтобы болтать под рок-н-ролл. Все прохожие на немножко останавливаются и танцуют — в такт и не очень, смело и плечом. Людей — море, хочешь — вливайся, хочешь — наблюдай. Тогда обязательно узнаешь, что легких, открытых и не пьяных гораздо больше, чем кажется, и порадуешься.

Где если застрять ночью в аэропорту без воды и мелочи для автомата, то увидевшие сухую грусть в глазах охранники вдруг принесут две новенькие бутылки. Не из под крана. С крышечкой в пленке и улыбкой на лице. И это ценнее любого шампанского «вон от того столика».

Где в свое время озадачились странным обаянием даже мои любимые Ургант и Познер. Их серия про Неаполь идет 45 минут. Это как урок, только лучше — с таким начальником полиции вместо учителя, что просто мамамия! Там о том, что Шекспир меняет людей, а тюрьма не очень. И про дружбу — обязательно досмотрите до конца.

И не бойтесь рассмотреть Неаполь при случае — от жизни ведь тоже сначала хочется плакать, а потом ничего, даже интересно;)































Из Неаполя в Рим с утра до ночи мотаются электрички с центрального вокзала. На вокзале не надо играть в «главную достопримечательность» — против гостей из столицы игра не очень выигрышная, потому что «из столицы» — это не из Рима, а скорее из Могадишо. На вокзале надо играть в «кто быстрее забежит в свой поезд». Мы с Мариной проиграли обе, потому что всеми четырьмя ногами забежали не в свой:) Направление совпало, а цена нет. Сказка сказкой, конечно, но разницу таки заплатили. Впрочем, какая разница, когда твой поезд едет в Рим?:)






«Нет разницы между Богом и собственным счастьем» — сказал однажды Андре Жид. История утверждает, что сказал после близкого знакомства с алжирскими геями, но есть подозрение, что мысль подслушана у римских пап (это же еще не стало одно и то же?). В Соборе Святого Петра хочется креститься даже руками атеиста — кажется, будто все это немножко чересчур. Но если после встречи лицом к лицу с коллекцией Ватикана долго смотреть на Сикстинскую капеллу, затем на свои руки, потом снова наверх, еще раз по сторонам и опять вниз к себе, то всё равно никак не поверить, что это могли создать десять пальцев. Но это они. И неожиданным образом в самом логове сердце официальной религии действительно обнаруживается Бог — но не в нимбе, а с кистью в руке.




















За два дня в Риме мы успевали только бесконечно восклицать «Мама Мия!», грешить чревоугодием за одним углом и замаливать это за другим. Проболтать в кафе возле фонтана Треви с официанткой из Львова и спотыкаться об историю в Колизее. Радоваться комнате с названием «Марчелло» и узнавать в каждой улице какой-то фильм, не угадывать и снимать свой стоп-кадр на айфон. Во все влюбляться, ничего не запоминать и бежать счастливыми дальше. Не великими, не талантливыми, не важными. Беспечными в прожигании летних дней. Наслаждаясь кратким и весьма относительным преимуществом перед величием вечных камней — жизнью.

Отставить отзыв