Венеция. Хождение по мукам, зато сколько впечатлений!

2 августа

В последний день мы таки купили карту (кстати, в сувенирных лавках также как и в туристических кафе работают украинки и буквально с порога узнают русских) и отправились изучать современное искусство: нашли пару адресов, где проходили различные выставки в рамках биеннале.


Несмотря на карту, блуждали мы очень долго — в Венеции до сих пор не проработаны не то, что бумажные маршруты, но и гуглмэпс до сих пор не может разобраться во всех хитросплетениях улочек. Есть большая вероятность попасть в тупик после перескакивания всех мостов и долгого пути по узким улицам.

В итоге поисков мы зашли в галерею возле моста Риальто, где застряли на долгие часы.
«Personal Structures» Venice 2013 art biennale tnx @lethargia for photo

«Personal Structures» — международная выставка современного искусства, которая проходила в здании Palazzo Bembo, расположенном на набережной Гранд-Канала. Проект был основан голландским художником Рене Риетмайером как открытая платформа, где художники могут представить свои работы и идеи, через выставки, симпозиумы и публикации. Начиная поиски с 1999 года, к 2002 Рене Риетмайер собрал первую группу молодых художников из разных частей света, которые работали под девизом «Time, Space and Existence».

На 55-м биеннале в 2013 году помимо модных видео-инсталляций и загадочных сюжетов «не для масс», были выставлены работы скульптора, создающего настолько реалистичные фигуры, что когда подходишь к ним вплотную, ждешь момент, когда они начнут дышать: поры, морщинки, родинки, сосуды.

На входе нас встретила пловчиха, стоящая на шаре и готовящаяся к прыжку. Несмотря на то, что ее размеры были гигантскими и намекали на то, что перед нами если не человек, то великан, я верила, что эта девушка — настоящая, и еще на входе в музей приняла все за флешмоб, если бы не заметила, что согнутые в коленях ноги сливаются в единую массу, разделенную лишь тонким прорисованным изгибом.


Carole A. Feuerman
American hyper-realistic sculptor

www.theresaandersonart.com/personal-structures-at-palazzo-bembo

Следующие работы принадлежат австралийскому скульптору по имени Sam Jinks. Официальное название его работ звучит как «омерзительные гипер-реалистичные скульптуры», которые он создает из силикона и натурального человеческого волоса. Его скульптуры поистине гепер-реалистичные и вызывают ужас от того, насколько натурально они выглядят. На людей такие скульптуры действуют также, как на кота его собственное отражение в зеркале — хочется отпрыгнуть и бежать куда подальше.


www.blindbild.com/venedig-la-biennale-di-venezia-personal-structures-palazzo-bembo-november-2013/

В двух залах — огненно-красном и черном, незаполненном экспозицией (и по большому счету — закрытом для посещения), мы создали собственную фото-студию, где вдохновившись увиденным, сняли десяток сумасводящих и просто красивых кадров.

После выставки, изнывая от жары, мы зашли в один из супермаркетов на центральном острове, где купили целую пачку мороженого в виде печенья (такие странности в еде вызывают и восторг и недоумение одновременно). Усевшись на ступеньках, спускающихся к каналу, мы стали жертвами голубей, собравшихся полакомиться нашим мороженым и туристов из Китая, плывущих в гондоле и фотографирующих все и всех подряд, в том числе и нас. Сан Марко — остров, на котором ни от кого не скрыться.


Венеция, ее центральная часть, поражает своей атмосферой, а точнее ее отсутствием (прощу прощения у влюбленных в Венецию, но почувствовать ее спирит в мультикультурной толпе абсолютно невозможно). Музеем под открытым небом принято называть Петербург, но слава Богу это не так.

Петербург завораживает своей архитектурой, будучи красивым и складным он тем не менее не похож на картонную коробку, куда запустили туристов с картами, он живет отдельно и от петербуржцев и гостей города, в то время как Венецию действительно можно сравнить с музеем — здесь кругом пролегают туристические тропы, в каждую из сторон снуют туристы, местные жители если вдруг и появляются, то как можно более незаметно выбегают из своих домов и ускользают в непонятном направлении.


Город как будто сделан из папье-маше, из центра Венеции будто вытрясли душу, оставив лишь чучело. Красиво, но нет никакой особенной атмосферы. Туристы здесь в каждом закоулке, в каждом канале и в каждой гандоле, куда ни посмотри, обязательно наткнешься на чей-нибудь фотоаппарат. Создается ощущение того, что город беспощадно используют, постепенно его истончая. Возможно, для знакомства с Венецией сюда стоит приехать поздней осенью, чтобы побыть наедине с городом и уловить атмосферу.

На последний день было запланировано и знакомство с остальными островами Венеции, менее раскрученными, но не менее интересными. Так, нам очень полюбился остров Мурано. С одной стороны, это достаточно туристическое место, ведь этот остров знаменит своим стеклом, изделия из муранского стекла стоят немало и представляют собой целые произведения искусства, будь то украшение или предмет сервиза. А с другой стороны, на этом острове еще сохранилась атмосфера Италии, здесь очень спокойно, туристов по пальцам пересчитать, и течет совсем другая жизнь.

Когда мы приплыли, то первым делом отправились в местный бар у причала, где заказали Spritz, традиционный итальянский, даже венецианский, напиток (подобный, Сангрию, мы пили в Барселоне), приготовленный из белого игристого вина, настойки ?perol, придающей оранжевый цвет и горьковатый вкус, и содовой с добавлением апельсина. Мы выбрали места на улице и похрустывая купленными ранее чипсами с перцем, потягивали спритц.


Тут к нам подскочила еще одна местная достопримечательность, знаменитость, которую как мы догадались по улыбкам окружающих, знают все — воробей, атакующий сидящих за уличным баром, он демонстративно скачет вокруг жующих и попивающих напитки, и выпрашивает лакомый кусочек. Так воробей подскочил и к нам в надежде, что мы поделимся с ним чипсами. Отведав кусочек, он стремительно улетел и вернулся через пару минут, как мы предположили, со своей невестой, которой, вероятно, наобещал золотые горы. Оля снимала воробья на камеру, а он с деловым видом прохаживался взад-вперед по перилам заборчика, идущего вдоль столиков.

Прогуливаясь по набережной, ведущей к остановке, и заполненной тихими кафе «для своих», мы отметили, что еда в местных кафе и ресторанах очень недорогая, и по сравнению с центральной Венецией здесь кормят и вовсе даром. Уезжая с острова, напоследок я решила купить местный сувенир — миниатюрный флакон из цветного стекла, который в моем представлении отлично подходил для духов.

Следующая остановка — остров Сан Микеле, где похоронен Иосиф Бродский. Не могу сказать, что из нас двоих кто-то в большей степени поклонялся перед талантом поэта, но посетить Венецию и не приехать туда казалось чем-то недопустимым. Это кладбище совсем не похоже на Пер-Лашез в Париже, больше сравнимое с музеем уличной скульптуры, с массой произведений искусства. Кладбище в Венеции лишь в отдельных частях обладает дорогими и искусно построенными фамильными склепами, но чаще представляет собой ряды, по обе стороны которых находятся высокие стены-шкафы, состоящие из ящичков с фотографией и данными. Могила Бродского не была вычурной, о том, что там похоронен поэт можно было понять лишь по сборнику стихов, оставленному кем-то из посещавших его поклонников.

По возвращении с острова с нами приключилась интересная история. В плане было еще несколько маленьких островов, но мы еще не знали толком куда именно поедем. Пока мы обсуждали маршрут, сидя в аквабасе, к нам подошел мужчина, который был явно рад услышать и увидеть соотечественников (то, что я больше всего не люблю в поездках, ведь хочется отключиться от своей культуры, влившись в жизнь местных). Его звали Сергей и он приплыл в Венецию с группой яхтсменов, а сам решил остаться на пару дней, чтобы познакомиться с городом, а не просто проплыть мимо. Был ли он на самом деле на яхте мы не выясняли, но несмотря на весь наш скептицизм, он все-таки производил впечатление успешного и представительного человека. Пока.


Сергей предложил прогуляться по его маршруту — выйти на острове San Polo в районе Dorsoduro, а затем отправиться ужинать. Он провел нам мини-экскурсию по острову с рассказами о некоторых домах на набережной, показал отель, в котором живет, и пожаловался на то, что в Венеции нет ни одного клуба. Мы прошли мимо госпиталя с мемориальной табличкой памяти Бродского, для которого Венеция стала родным местом, о чем нам тоже рассказал Сергей, как оказалось — его поклонник и даже читал эссе «Набережная неисцелимых» в оригинале. Не случайно он подошел к нам, когда мы возвращались с острова Сан Микеле. На острове было действительно красиво, а на сумеречной набережной вообще возникло ощущение, что передо мной Петербург.


Гуляли мы долго и решили двигаться в сторону кафе, чтобы поужинать. В Венеции мы должны были выполнить еще один пункт — поесть какие-нибудь местные блюда из рыбы, ну или просто морепродукты. Мы зашли в гигантское кафе на набережной, больше похожее на таверну с разбросанными по залам деревянными столиками и галдящими компаниями, забрались на второй этаж и заказали три огромных блюда с рыбным ассорти, чтобы каждый попробовал всего понемногу, и графин домашнего белого вина.


После сытно-пьяного ужина мы отправились гулять по ночному городу. Вообще, мы с Олей собирались поехать домой, тем более, что следующим утром у нас был поезд в Милан, но после того, как Сергей в местном 24 часа купил две бутылки белого вина, вопрос отпал — идем тусить! Мы с Олей держались, а вот наш новоиспеченный знакомый явно вышел за рамки своей нормы: он расстилался на набережной, забирался на перила мостов, показывал чудеса эквилибристики и чуть не свалился в канал. После чего мы предупредили, что если он будет тонуть, спасти мы его вряд ли сможем.

В итоге мы каким-то чудом добрели до площади Маргариты, в центре которой ночью собирается молодежь и уличные музыканты, а по периметру находятся различные бары и забегаловки с едой, в общем, местная Думская. Сергей подскочил к каким-то ребятам, наметил себе а гёрл фор тунайт, принес из бара шоты и пропал. А мы остались с той компанией из Томми в шляпе «как у всех в Италии», его двумя друзьями и девушкой из Испании.

Ночные забавы венецианской молодежи

Главное и практически единственное развлечение венецианской молодежи — это катание на лодках по каналам, такая своеобразная афтепати после баров, и компания Томми не была исключением. Ну а что мы, раз уж попали на Маргариту, то к чему останавливаться? И мы поплыли с ними, тем более, что они обещали нас высадить на нашем острове. Но не тут-то было!


Сначала мы пришвартовались в венецианской лагуне, которая среди ночи казалась океаном, ребята услышали доносящиеся откуда-то поздравления с днем рождения, и уже готовы были поплыть туда «to party», но то, что нас поразило больше всего, так это идея поехать к той пати-лодке за сигаретами! Ни у одного из друзей не было сигарет, а сигареты, как мы выяснили из этой ночной поездки, вообще были проблемной темой для итальянцев и их отсутствие приравнивалось к катастрофе: «уно сигарету, бамбина!». Когда мы плыли по каналам, парни то и дело выкрикивали просьбу о сигарете, а проходящие мимо улыбались и отнекивались, так и поверим, что вы не курите.

Сигареты в Италии, как и во всей Европе очень дорогие и цена не зависит от бренда, тут все стоит одинаково и любая сигарета, которую удалось стрельнуть, даже самой непрестижной марки будет цениться на вес золота. Так мимо нас проплывала навороченная лодка с таким же капитаном, который угостил ребят какими-то дешевыми (в России) сигаретами, теми, что покупают на свои карманные деньги подростки и курят в подворотнях. С нами добычей не делились, в этой борьбе каждый сам за себя.

В одном из каналов наша лодка остановилась. Причиной этому была кошка, выглядывающая из окна. Один из друзей Томми, походивший на Дон Кихота — долговязый, с бородкой и длинными волосами, выскочил из лодки и направился к кошке, всеми способами пытаясь выманить ее из дома. На улице три часа ночи, но каким-то образом именно в данный момент домой возвращался хозяин этой самой кошки! Увидев все происходящее, он набросился на Дон Кихота с истинно итальянскими ругательствами, а мы наблюдали и умирали со смеху! Вернувшись в лодку, Дон Кихот разбросал кроссовки своего товарища по противоположным набережным и с радостью наблюдал, как тот выскочил и стал собирать ботинки, перескакивая через мост, в то время как ребята завели лодку и уехали. Просто уехали, оставив друга собирать кроссовки. Отличный способ избавиться от соседа по лодке — выбросить его обувь за борт.

Мотор в лодке затих и мы плыли отбиваясь то от одной стороны набережной, то от другой, застывали посреди узкого канала, пели wonderwall («все знают эту песню»), а затем заплыли в какие-то дебри. То место, где мы пробыли около часа, можно принять за пмж Аида: кромешная тьма, высоченные каменные стены, слишком высокие для миниатюрной Венеции, создающие душный и узкий коридор, низкие мосты, под которыми капающая вода и скрипящая лодка, отбиваясь эхом, звучат устрашающе. Томми остановил лодку под мостом и спросил, кто будет первой жертвой, которая окажется в воде. Это еще одна забава венецианской молодежи?

Оля засыпала, а я уже планировала, как мы будем плыть к себе на остров, потому что это веселье не собиралось заканчиваться. Жуткая и в прямом смысле слова безвыходная ситуация. В некоторые моменты происходящее напоминало фильм Киры Муратовой: странный, сумасшедший, неподдающийся здравой логике. Девушка из Испании начала петь оперные песни (звук под мостом и вправду был отличный), что еще больше подчеркивало абсурд этой истории. Для того, чтобы мы наконец сдвинулись с места, Оля начала подпевать, да так, что наши знакомые испугались. Видимо, они не ожидали, что кто-то может быть еще более сумасшедшим, чем они. Когда мы выплыли в канал, Томми со всех сил погнал лодку в сторону цивилизации, чуть ли не влетая в набережную. В одном из каналов мы остановились и история началась заново, никто не собирался везти нас до нашего острова и воспользовавшись тем, что одному из этой компании понадобилось выйти, выскочили из лодки на набережную и пошли своим ходом, а наша компания будто бы и не заметила, что в лодке стало на два человека меньше. Психи.

Мы шли по принципу, который называем «Амстердам навигатор». Соединяя названия улиц на домах с картой, мы пытались выяснить, где находимся и куда идти. Кое-как разобравшись, мы направились на поиски автобусной остановки, от которой отходит нужный нам автобус. Мы шли очень долго, и казалось, что уже обогнули остров со всех сторон. Каким-то образом, мы оказались на опустевшей площади Маргариты, той, с которой началось наше ночное приключение, перешли через ведущие к ней мосты, восстанавливая маршрут и как бы перематывая пленку сегодняшнего вечера назад.

Если днем в Венеции заблудиться можно из-за отсутствия всех улиц на карте, то ночью это не составляет труда вовсе. Как из центра города за пару десятков минут мы переместились в район с машинами абсолютно непонятно! Перед нами выползло современное здание из стекла и бетона, автомобильная дорога с обилием машин и огромное количество такси. Добро пожаловать в Нарнию.

Мы подошли к одному из таксистов, чтобы узнать, где находится ближайшая остановка. Ночные автобусы в Венеции существуют, и наш должен был подойти минут через 20. Оля уснула, лежа на скамейке на остановке, и в таком же состоянии села в автобус. Пока мы плыли на Giudecca, покачиваясь на волнах, то обе впали в летаргию, хотя я старалась держать все под контролем. На конечной, к нам подошел кондуктор (кстати, по ночам молодые парни из рекламы Hugo Boss сменяются на усатых седых пенсионеров в кепке), объявив, что пора выходить. И снова по принципу «Амстердам навигатор», мы с Олей направились в сторону дома.

Завтра мы отправляемся в Милан!

О первом и втором днях в Венеции читайте по ссылкам

Обо всех моих путешествиях читайте в блоге www.traveltrips-traveltips.tumblr.com

Отставить отзыв