«Все это было бы смешно…» (С)

Вся эта котовасия походит больше на тупой анекдот, в котором мы виноваты отчасти и сами. Если бы не излишняя деликатность, смешанная с нездоровым любопытством!..

Итак, как всегда, первым этапом был звонок по телефону. Женщина, назвавшаяся Тересой, сказала, что квартиру мы можем осмотреть завтра.
— Только я канадка, и привыкла к пунктуальности, прошу вас не опаздывать.

— Я мексиканец, — ответил муж, — но тоже привык к пунктуальности. Итак, завтра ровно в 12!
Мы прождали Тересу до 12.30 и перезвонили. Сонный голос лениво поинтересовался, чего нам надобно в такую рань.
— Землицы бы нам Нам бы квартиру посмотреть…
— Ох! Ах! Это… Простите-извините, но я так плохо себя чувствую!.. Вы не могли бы приехать за ключами сами?
Что ж, дело житейское, с кем не бывает…
Минут 10 на наши звонки и стуки никто не открывал. Когда мы уже совсем решили, что это не тот адрес, и решили убираться восвояси, дверь отворилась.
Перед нами стояла дамочка лет 45. Из одежды на ней была… вернее, в руках у нее была диванная подушечка, которой она кое-как прикрывала себя выше пояса. От этого неземного создания исходил стойкий запах перегарища, так что, я сразу поверила в то, что чувствует она себя, действительно, плоховато.
— Проходите! — пригласила нас канадка.
Мы топтались в дверях, нерешительно переглядываясь.
— Вы позволите мне положить подушку на место?
— Вы у себя дома, Тереса, и можете делать все, что считаете удобным. Мы, пожалуй, пойдем…
— Да ну что вы!!! Вот вам ключи, вот адрес, езжайте, смотрите… Ах да! На обратном пути купите мне штук 50 круассанов, я смертельно голодная!

Мы поехали по указанному адресу, по пути решив, что 50 круассанов — это перебор, хватит с нее и 5.
Дом, к которому мы подъехали, оказался неухоженным, и при этом каким-то… не таким.
— Знаешь, — сказала я, — застрели меня, но здесь кто-то живет. Это тот адрес, точно?
Мы сверились с бумажкой — адрес был точным. Решили, раз приехали — посмотрим.
Поковыряв ключом в замке, и не добившись результата, мы уже собирались уходить совсем-пресовсем, как отворилась и эта дверь, и на пороге нарисовался здоровенный детина, правда, не такой степени обнаженности: на детине были безразмерные трусы.
Внимательно оглядев нас, детина поинтересовался, что такое мы делаем с его дверью. От неожиданности я ляпнула, что мы хотим войти.
— Входите, раз хочется. — благодушно пригласил нас детина.
— Видите ли, — начал мой муж, — Тереса дала нам эти ключи и этот адрес. Мы хотели снять у нее квартиру.
— Тереса?! — загоготал детина. — Ну конечно! Она уже пятого человека за две недели сюда присылает! На самом деле, Тереса сдает квартиру воон там. — он указал на соседний подъезд. — Черт-те что в ее голове, она же пьет, не просыхая…

Квартира, которую сдавала Тереса, нам не понравилась, и мы с чистой душой поехали назад, отдавать ключи и круассаны.
На этот раз Тереса уже не смущалась и не пыталась прикрыться диванной подушечкой, открыла, как была, во всем блеске естественной женской красоты.
— Вы хотите посмотреть квартиру? — деловито осведомилась она, делая из банки пива большой глоток.
— Нет, мы уже посмотрели и хотим вернуть ключи. И кстати, вы просили круассаны, вот они.
— Эт-т-то еще что такое? Я — женщина самостоятельная, от незнакомых мужчин угощения не принимаю! — Тереса гордо повернулась и пошатываясь, ушла в глубь квартиры, совершенно не заботясь о том, что мы станем делать дальше.
Мы положили на столик ключи и круассаны, и тоже ушли,

Через пару недель после описываемых событий мы узнали, что Тереса погибла в автокатастрофе — она была пьяная за рулем.

You may also like...