Couch Surfing: как сэкономить на отеле в путешествии

Мне давно хотелось во фьорды, потоптать их ногами. И наконец собрались. Я, мой верный спутник Выс? (вообще она Катя) и Бояна (сербка она, у них там такие имена). Надо сразу сказать, что в Норвегии всё хорошо, но есть две проблемы – дожди и дороговизна. От первого мы запаслись непромокаемыми куртками, а от второго – зарегистрировались на сайтах бесплатного хостинга.

Тем, кто не в курсе, объясняю – существует огромное количество сайтов, позволяющих тем или иным образом сэкономить на ночлеге, которые, в качестве бонуса, не только сохраняют бюджет, но и вселяют веру в человечество. Принцип простой: члены сообщества соглашаются предоставить друг другу ночлег.

Никаких обязательств регистрация на сайте за собой не влечет, вы просто создаете свой профиль и ждете гостей или, наоборот, ищете, где бы переночевать в другом городе. Кто-то согласен впустить в свой дом пяток студентов-автостопщиков, кто-то может пригласить в гости на ужин, а кто-то – просто встретиться и рассказать что-то полезное и интересное о своем родном городе – дело хозяйское.

Разобраться в том, с кем имеешь дело, позволяет не только информация, предоставленная о себе пользователем, но и система комментариев, мол, «отличный парень – пустил нас к себе на три ночи, научил играть на губной гармошке, готовить курицу-масала, материться на суахили и пригласил на свадьбу троюродной сестры», или, напротив: «приперся в два ночи пьяный, нагадил в вазу и спер полотенце».

Первый раз я услышала о hospitalityclub & couchsurfing от одного знакомого, который состоял в клубе и позвал меня на «сходку». Члены клуба периодически организовывают встречи в своем городе. Количество людей, готовых пустить к себе в дом постороннего, совершенно незнакомого им человека, поразило мое воображение.

Нормальный с виду человек и вдруг заявляет, что поскольку он живет один, а квартира большая и оплачена конторой, то почему бы не помочь ближнему? Тем более, всегда есть с кем пойти вечером выпить по стаканчику, поехать за город на выходные или исследовать еще незнакомые закоулки. Да и вообще, его часто дома не бывает, так что никакого напряга – оставил гостям ключи и попросил дверь захлопнуть. У меня на голове от услышанного волосы шевелились…

Я тогда снимала квартиру с подружкой, и почему бы и нет, мы с ней решили иногда предоставлять свой диван нуждающимся. Естественно, на все запросы я не отвечала, но кто только на этом диване не спал – и странствующие будущие мэтры американской прозы, и журналистки, хваставшие знакомством с самим Шнуровым и мечтавшие взять интервью у Дериды, и кандидаты в премьер-министры Италии (впрочем, этих у них каждый второй).

Самой мне тоже приходилось пользоваться чужим гостеприимством. Как сейчас помню незабываемый прием в Бретани: мальчик, доехавший из родного Кампера на велосипеде до Ливии, встретил на вокзале, привез в родительский дом, где нас накормили ужином из пяти перемен блюд, а на следующий день одаривал бухтами, мостами, устьями рек и мегалитами околиц. А чего стоил прием у сына португальских дипломатов, чья двухэтажная квартира возле Синтры больше походила на музей, чем на жилище простого серфера?

Вот и сейчас, направляясь в Норвегию, не подготовив толком маршрута и ничего не зарезервировав, списались с парой-тройкой кауч-серферов. В Осло нас встретила парочка: македонский режиссер – специалист по Ибсену, весь такой три дня небритый, в тертом бархатном пиджаке, и высокий рыжий юноша с гнездом на голове и «лейкой» на ремне. Обоих очевиднейшим образом мучало похмелье. Богема, что говорить.

Квартира оказалась под стать: сложная система коридоров, обитаемая тремя постоянно курящими холостяками (один, по счастью, был в Сальвадоре, и мы не имели чести встретиться).

Тут бы нам с Катей (Бояна должна была приехать позже) сразу шаркнуть ножкой и сказать, мол, ребята, простите, но у нас на табак аллергия, или совсем забыли, что мы уже зарезервировали машину, и уезжаем прямо сегодня, или предчувствуем приступ эпилепсии и нам лучше сразу заночевать в госпитале. Но вместо этого мы дали слабину, постеснялись и, скорбно поставив чемоданы в углу, извлекли подарочную бутылку виски. Лица принимающей стороны сразу засияли, а мы тихонечко попятились к выходу, пожелав успешного разрешения головной боли и договорившись встретиться к ужину.
К вечеру растрепанный фотограф дематериализовался, а вместе с ним и пол-литра виски. Режиссер заполнял пустоту оставшейся половиной бутылки, сигаретным дымом и децибелами балканских мотивов. Сказал, что сейчас приедет посол Македонии, и будем кутить. Посол явился не один, а в сопровождении еще одного литра виски. Шансов выспаться становилось все меньше.

Часы на ратуше били полночь, на улице все еще было светло как средь бела дня, а мы сидели на террасе какого-то кафе в центре Осло и потягивали коктейли. Рядом пристроились трое африканцев в растаманских шапках (мы с Высо окрестили их работниками дружественного посольства) и с нескрываемым интересом прислушивались к нашей беседе.

После того как соседи в очередной раз рассмеялись шутке с нашего стола, моя подружка обернулась к ним и со свойственной ей любезностью поинтересовалась, откуда они родом. Только мы сошлись на том, что не важно, на Ямайке ли, в Норвегии ли — paradise is in your head — как в воздухе пронесся электрический разряд, македонцы вскочили и сказали, что мы уходим. Ну, уходим так уходим…

Потом был еще какой-то клуб со многими залами, стилизованными то под западно-американскую закусочную, то под столовку, то под курительную Порт-Саида. Только в воздухе висело напряжение.

Загвоздка, как выяснилось, была в африканцах. Приличные девушки с ними не разговаривают. Только последняя шушера будет якшаться с этим отребьем. Так известный узкоспециализирующийся на норвежских драматургах космополит и сказал. Особенно напирал на оскорбительность подобного поведения в присутствии высокоуполномоченного представителя Македонии. Выходило так, что публичное проявление расизма дипломатического скандала бы не вызвало. А режиссер-то не прост!

После всего сказанного мы, конечно, взяли чемоданы и отправились в гостиницу. В три утра. К четырем сивушные пары начали выветриваться, и режиссер принялся печатать истеричные эсэмэcки, полные раскаяния. В ответ хотелось выслать номер счета, куда можно перевести денег для успокоения совести, но я сдержалась, бог с ними. Я отходчивая (хотя комментарий оставила).

После пяти часов сна в гостинице нас ожидало много приятных сюрпризов, но об этом — отдельно.

Читать также

CouchSurfing.org — полезный сайт для дауншифтеров и просто путешественников

You may also like...