Глубже во фьорды: ледники

Ввиду непогоды мы решили не ехать севернее, а возвращаться в сторону Осло. Рулить в тумане Высо было совсем тоскливо, так что мы старались, невзирая на стихию, все же побольше ходить, пытаясь захватить хоть что-то в зону видимости. Тем более что было что смотреть. Наш путь лежал мимо ледника Юстедальсбреен. Это самый обширный ледник континентальной Европы. Одних рукавов у него пятьдесят штук, и каждый тянется на добрый десяток километров!

Напялив на себя дождевики, мы побродили, как ежики в тумане, у основания Нигардсбрина и решили все же забраться наверх – к Флатбрейхютта (не подумайте, что я это запомнила — проверяю все названия по картам и переписке с аборигенами). Нам сказали, что три часа подъема, и ты – король горы: сногсшибательный вид на ледники и приют в домике лесника ждет усталого путника.

Вообще, по-хорошему, все такие домики в горах оставляют открытыми – ведь если уж тебя туда занесло, то, наверно, тебе надо обсохнуть, согреться или просто вытянуть ноги и отдышаться. Но не та уже Норвегия. Понаехали и туда. Горные хютты все чаще закрывают. Правда, в основном закрывают символически. Скажем, есть какое-то общество любителей-гулять-по-горам – платишь условные десять крон в год и получаешь ключ от сотен хютт.

Вот что-то такое должно было нас ждать наверху. Только на месте выяснилось, что тропинка слишком часто петляет вокруг горной речки, которая, ввиду непрекращающегося дождя, была особенно полноводной. Первый раз мы — хорошо, что мама не видела, – разулись и перешли вброд, второй раз по технологии Мюнхгаузена – перенесли себя за волосы, а на третий – сдались. Урок: не суйтесь в Норвегию без легких резиновых сапог, кокетливо достающих до середины бедра!

Поджав хвост, мы спустились вниз и поехали отогреваться в книжный городок Мундал — там в каждой лавке ряды книжных полок, даже если на вывеске написано, что торгуют удочками.

непереводимость библиотеки компенисрует шоколадность пирогов
Вечером у нас была назначена встреча с очередным кауч-серфером (Герт вернул нам веру в человечество, и мы пустились во все тяжкие). Гутторм и его «соседка по комнате» на лето снимают домик в горах. В любимом норвежцами спартанском стиле – из удобств только wi-fi, который они там какими-то эзотерическими техниками генерируют (электричества нет, туалет – на улице). Наша машинка оказалась достаточно сильной и справилась с подъемом, правда за руль пришлось сесть Гутторму (их там всех непроизносимо и на «Г» зовут). Преодолев пяток заград для овец (надо сказать, что овцы в Норвегии пасутся совершенно автономно – ни тебе пастуха, ни даже овчарки — сами знают, куда им возвращаться, и никакой GPS им не нужен), мы оказались на вершине горы, откуда, как водится, открывался замечательный вид на Согнефьорд. Избушка наша стояла на самой макушке. По близости было еще два-три дома, но туда хозяева приезжают только на выходные и то не всегда. Так что из соседей – только овцы.

башня на вершине холма
Дебора (она из Уэльса, поэтому и не на «Г») встречала нас сидром. Согндал — это вообще самый яблочный регион. Берега самого длинного в Норвегии (да что уж, второго в мире) фьорда густо усажены яблоневыми садами, и суровые норвежцы склонны любоваться их цветением не меньше, чем тонкоорганизованные японцы своими сакурами. Но одно дело цветочки, а другое – ягодки. Яблоки они в рамку не вешают, а делают из них отличный сидр!
…Кроме того, что живут без электричества и гадят в одноразовый пакет, Гутторм и Дебора вообще всячески следят за рационом и сливаются в экстазе с природой – не едят ничего с глютеном (это у них там сплошь и рядом), омлет с крапивой готовят. Про аллергию на глютен (клейковина – один из белков пшеницы) я знала и раньше, но такого количества людей ей подверженных (по идее, подвержено неусваиваимости глютена не больше 1% человечества) еще никогда не встречала, что лишний раз свидетельствует о чистоте нации и вреде внутрисемейных браков.

А еще Гутторм – настоящий ударник кауч-серфинга. Он хостит в индустриальных масштабах и без передышки. Ходят легенды, что когда-то у него ночевал целый автобус поляков! Необъятна душа норвежцев…

Вот и нас, когда мы уезжали, он спросил, где мы собираемся ночевать в этот раз, и услышав, что в каком-нибудь кемпинге в районе Флома, сразу перезвонил своим родителям и сказал, чтоб встречали троих милейших девушек (это о нас).

Забив координаты следующей ночевки, мы отправились исследовать самое узкое ответвление самого длинного фьорда, жемчужину Норвежской короны, зеницу ока ЮНЕСКО – Нэрейфьорд.

Вам так же может понравиться