Наше солнце

Солнце, освободилось и почтило нас своим присутствием. Теперь ненадолго оно стало «нашим солнцем». Мы неприхотливые и ждали его восемь месяцев.

В его отсутствии мы пребывали в дремотном состоянии без желаний, помыслов и внутреннего содержания. Мы вяло вставали, брели на работу, изображали трудовую и личную деятельность. Мы не жаловались, потому что на солнце жаловаться некому. Мы тихо жили и трепетно ждали. Ждали, когда оно осчастливит нас своим почтением. Некоторые, не дождавшись, бежали за солнцем в дальние страны. Там во «всевключенном» рае они получали повышенную порцию солнечной энергии, навязчивого сервиса, кожных ожогов, пищевых отравлений и отчаянных мыслей о том, как хорошо быть приближенным к солнцу. Или стать его доверенным лицом. Полномочным представителем. Или замом начальника солнца по общехозяйственным вопросом. Или, хотя бы, ключником от ворот, через которые солнце закатывается. Каждому возвращенцу из солнечного далека в качестве бонуса предоставляется встреча с бледными нами. Мы без упреков встречаем обгорелого возвращенца и спрашиваем его:

-Как там солнце? Когда оно посетит нас?

Возвращенцу неудобно за свой загар и счастливый вид. Поэтому он отвечает сдержанно, но жизнеутверждающе:

— Как только освободится, так сразу. Но точной даты оно не обещало.

А мы солнца и не торопим. Кто мы такие, чтобы его торопить. Оно понимает, что без него нам никак. Поэтому когда освободится, так сразу к нам. А, может быть, по пути к нам, оно посетит еще кого-нибудь, кому обещало быть с визитом. Мы дождемся. Мы понимаем, что оно всем нужно. Правда, иногда, в конце восьмого бессолнечного месяца, нет-нет, да и промчится у некоторых из нас слабодушный вопрос к солнцу:

-А почему ты светишь им много, а нам-мало?

Но тут же здравый разум берет вверх и наказывает упреком слабодушную мысль.

-Мы живем в особенном месте. Запачкали атмосферу смогом. Разрушили озоновый слой, Создали условия для густой облачности. Поэтому у нас солнца мало. Но оно будет. Ждите и готовьтесь.

Мы поняли и сели ждать. А когда солнце появилось, мы не пожалели того, чего дождались. Если надо, мы будем ждать и больше. Потому что получили «наше солнце». Такое, о каком мечтали.

Когда оно выглянуло, мы ослепли от его лучей. Глаза отвыкли и все такое. Мы побежали за солнечными очками. Не потому что испугались солнца. Оно погостит у нас два-три месяца, и нам бы смотреть на него и не насмотреться. Но нам захотелось иметь много солнечных очков. Мировая индустрия моды наделала их огромное количество. Весь мир носит их целый год, показывая, что солнце ему надоело. Нам тоже захотелось поносить солнечные очки и слукавить, что солнце нам приспичило. На самом деле, это не так. Мы ловим каждый его луч. Но солнечные очки такие красивые, а наши лица способны украсить любой продукт модной индустрии. Мы должны показать миру, как сидят на нас их солнечные очки, защищающие нас от нашего долгожданного короткого солнца.

Вслед за солнечными очками мы раздеваемся. Метаморфоза разоблачения от комплекта «шуба-шерстяной пиджак-толстая водолазка, брюки –колготы-теплое белье-носки-сапоги-варежки –шарф-шапка» до облегченного сарафана на лямках происходит болезненно, но молниеносно. Медлить нельзя. Во-первых, потому что в шубе в апреле становится жарко. А, во-вторых, попадаешь в неловкую ситуацию, когда сидишь в метро в сапогах рядом с человеком во вьетнамках. Первые солнечные дни становятся испытанием для тех, кто не вышел из спячки. Утром они бегут на работу в шапках и пальто, а вечером тащат зимнюю одежду в руках, покрываясь испариной. Смельчаки, готовые на эксперименты, шокируют постепенно раздевающихся граждан молниеносным перевоплощением в летне-пляжный стиль. В апреле в автобусе можно заметить смешение стилей в одежде от «фуфаечной прощай молодости» до «бермудно-пирсинговых вариаций».

Бледная кожа не позволяет показать тело сразу. После восьмимесячной спячки оно требует ретуши. Времени на раскачку нет. «Наше солнце» с нами, значит, мы принимаем все его законы. Мы скупаем дорогие летние одежды, хотя спрячем через два месяца их в летние чемоданы. Мы садимся на диеты, чтобы солнце оценило, что мы сохранились. Мы прыгаем в наши пресные водоемы, чтобы продемонстрировать солнцу благодарность за потеплевшую воду. Мы расцветаем вместе с нашей природой и прогреваемся изнутри. Мы достаем оттаявшие чувства и заглядываемся на новые. Мы строим планы на будущее и удивляемся, как светлые идеи не посетили нас раньше. Без солнца идеи не нашли входные ворота наших душ. Может, они и пытались, но через опущенные уши шапки-ушанки, поднятый воротник и завязанный узлом шарф они не добрались до душы. А она спала, свернувшись клубочком, внутри шубы, свитера, водолазки и термобелья. Мы бережем наши души. Поэтому укутываем их потеплее.

Сейчас, когда появилось «наше солнце», наш город согревшись его лучами, окрасился зеленью, цветочными вазонами мера и новой плиткой вместо старого хорошего асфальта. Наши души выскочили наружу и встретились с душой нашего города. Они понравились друг другу и закружились в городском водовороте. Им нужно спешить, потому что солнце к нам ненадолго. За это время мы должны успеть многое. Город должен покатать нас на речных трамвайчиках. Показать свои белые ночи и развернуть фестивали на открытом воздухе. Мы должны прошагать его улицы белыми ночами и показать друг другу, какие мы красивые. Мы успеем загореть, сменить несколько пар солнечных очков. Шокировать окружающих мини юбками и макси декольте. Научиться играть в гольф. Мужчины должны отказаться от практично серых цветов в пользу сиренево-лазурных. Мы должны наесться городского мороженного в уличных кафе, потому что скоро они исчезнут на восемь месяцев. Мы должны осознать то, чего от холода мы не замечали. Что мы красивые, энергичные и талантливые. Что мы цветные, яркие и непосредственные. Что нам идут чудные солнечные очки и не скрывают наших искрящихся глаз. Что мы замечаем друг другу всегда, даже через сползшую на глаза шапку-ушанку. Что мы чувствуем любовь, правду и благородство. И не принимаем лжи, коварства и лицемерия. Мы держимся друг за друга даже тогда, когда «наше солнце» покидает нас на восемь месяцев. Мы собираем его лучи через сердце и делимся с теми, кому тепла не хватает. Мы носим «наше солнце» в душах и не променяем его ни на какое другое солнце.

You may also like...