Все на юг? А мы на север!

Летом многие мои знакомые едут на море. А я в горы. И каждый год мне рассказывают, что это в корне неверно. Мол, надо на пляж, к волнам, морю… «А и ладно!» — решила я. И поехала на море. Даже на два. Правда, на Баренцево и Белое…

Конечно, мы нашли компанию для поездки. И четыре внедорожника понесли своих хозяев на Кольский полуостров, за полярный круг!

Север — это не только красота суровых морей, скалы, мягкий ковер тундры, но и огромное количество гнуса тогда, когда уже или еще не очень холодно. Поэтому для поездки был выбран август, когда еще не холодно, но комарья, жаждущего унести нас и тихонько съесть, уже нет.

Планов было громадье. И один из них — побывать в самой северной точке материковой европейской части России. Это мыс Немецкий, расположенный на полуострове Рыбачий, который почти незаметен на карте нашей страны.

Это небольшой «выступ» в северной части Кольского полуострова.

Эти места относятся уже к пограничной зоне. Раньше, чтобы сюда попасть, надо было заранее получать разрешение. Теперь все проще, но паспорт на пропускном пункте предъявлять все же надо.

30 километров нереально убитой дороги и вот перед нами открываются нереальные виды северной природы.


В тот вечер мы ночевали на губе Волоковой, на берегу холодного Баренцева моря. Начинался прилив. Было видно как быстро поднимается вода. На мой взгляд, она была очень холодная, но мужская половина нашего автопробега все же отправилась искупаться. Я их понимаю: не каждый день удается окунуться в Баренцево море, то есть почти в Северный Ледовитый океан.

Если повезет, то в этих краях можно встретить вольные стада северных оленей. Но нам не повезло. Олени ушли дальше, на Цып-Наволок. Зато наши друзья нашли сброшенный олений рог и отдали его нам. Почему я об этом упоминаю: те рога, которые продаются в магазинах, «сняты» с оленей (ну сами понимаете), а не сброшены. Так что от того, что нам достался этот рог, никому хуже не стало.


Ночью спалось замечательно. Мы проехали около двух тысяч километров ради этого прекрасного края. И теперь, конечно, устали. Мягкий мох был словно надувной матрас. Переворачиваешься в палатке с боку на бок, а он где-то приминается, где-то распрямляется и хорошо поддерживает тело.


Перед тем, как ехать на мыс Немецкий, мы решили сперва побывать на хребте Муста-Тунтури. Вокруг, куда ни посмотри, видны следы страшных боев Великой Отечественной, длившихся почти 3 года. Это одно из немногих мест, где враг не смог перейти нашу границу. Под ногами постоянно слышен шорох гильз, то и дело попадаются осколки мин, колючая проволока. Между линиями обороны всего 15 метров — можно добросить гранату. В нашем автопробеге приняли участие представители не только России, но и Украины, и Германии. В школе нам по разному описывали эту войну, но мы все помним о ней. И у всех нас сжимались сердца от развернувшейся перед нашими взорами картины.


Далее наш путь лежал через полуостров Средний. Это один из самых красивых этапов поездки. Но путь преграждает брод через реку Выкат. Мы знаем, что недавно тут утопили ниву. Но мы привыкли сперва промерять брод, так что все проходим без проблем и едем дальше.


А потом мы увидели Двух Братьев. Это каменные останцы, священные для саамов. Многие джиперы позируют тут, заезжая задними колесами повыше на основания Братьев. По-моему, это некрасиво и неуважительно к местным традициям.


Снова ночевка на Баренцевом море. Ночи почти не было. По привычке жителей средней полосы мы решили посидеть до темноты. Болтали, пили сладкий глинтвейн. А ночь не наступила. Под утро мы все же разошлись по палаткам. Конечно, полярный день уже закончился, но ночи по сути все равно еще не было.


Вот и настал день, когда мы побываем на самом краешке нашей русской земли. Это и есть мыс Немецкий полуострова Рыбачий. Застывшая лава потихоньку сдается, разрушается под натиском моря. Северный ветер заставляет прикрывать глаза. Да, мы доехали. Мы уже не первый год планировали тут побывать и, наконец, сложилось. Сложно передать чувства, которые нахлынули на нас, когда мы, все вместе, стояли там и смотрели куда-то за горизонт. Каждый был в своих мыслях. Но все были впечатлены этим местом.


Надо было ехать дальше. Скальные выходы мыса Кекурского и ярко-синее море иногда до сих пор мне снятся.


По пути к месту ночевки мы проехали через заброшенный населенный пункт Мыс Скорбеевский. Тут давно уже никого нет. Только путешественники заглядывают в когда-то жилые дома. И едут дальше.


Заночевали мы у водопадов на реке Скорбеевка.


Если проехать или пройти дальше, то можно увидеть, что эта река впадает в Баранцево море. Здесь берег совсем пляжный. Песочек. Только вода совсем не южная.


Пару дней нашего путешествия мы отвели на так называемую Пароваарскую или Старую Немецкую дорогу. Она была построена силами военнопленных для снабжения немецких частей наступавших на Муста-Тунтури. Вдоль всей дороги была протянута канатная дорога, по которой двигались вагонетки с боеприпасами и провизией. Сейчас канатки уже нет, а дорога, причем, в очень хорошем состоянии, сохранилась.


Здесь есть очень интересный брод. Вон он, под водой камнями выложен. Мы не рискнули по нему ехать. Во-первых, дальше нам было не надо по этой дороге, а во-вторых, страшновато, честно говоря. Промахнешься и уйдешь с крышей под воду.


Следующий день поездки был тоже интересен. Мы должны были переехать вброд один из притоков реки Печенги. Брод находится совсем недалеко от впадения речки в море. Так что, как и море, в полной мере ощущает приливы и отливы. Расчет этих волн дело не такое простое, как кажется на первый взгляд. И мы просчитались, прибыв на берег в прилив. Тогда, когда момент, подходящий для форсирования реки вброд был только-только упущен, а нужная высота воды будет только часа через три. Пришлось сидеть на берегу и ждать, периодически промеряя глубину в болотниках.


Столб дыма с другого берега и какой-то непонятный шум насторожили нас. Чего мы не ожидали увидеть, так это семь танков! Оставалось только надеяться, что они не поедут первыми. Тогда они могут «размесить» нам брод и будет совсем невесело. Но танки не ехали, ждали приказа. И как только вода опустилась до подходящего уровня, все, кроме меня, попрыгали в машины. А я уже к тому моменту перешла реку вброд и фотографировала с другого берега. Воды, конечно, начерпала, зато у всех есть фотографии на память.


Закупившись в ближайшем населенном пункте хлебом, мы отправились дальше. Следующая остановка- Ловозерские тундры! Этот горный массив расположился между двумя большими озерами. Умбозером и Ловозером.


Приехали мы туда как раз закате. С одной из вершин — горы Аллуайв мы смотрели на красочное великолепие, которое царило вокруг.


На следующий день мы поехали на Белое море, а точнее, на Аметистовый берег. Это не просто такое поэтичное название. Раньше тут, и правда, добывали самые настоящие аметисты.


Да и по сей день найденные вдоль береговой линии полупрозрачные нежно-фиолетовые друзы помогают местным жителям подзаработать. Причем, местные были нежадны на советы, с удовольствием подсказывали нам что брать, а что бросовая порода. Конечно, таких друз, как продаются в местных магазинах, мы не нашли, но побывали стоун-хантерами: собирателями полудрагоценных камней.


Кузоменьские пески — это самая северная пустыня. Высоких барханов тут нет. Зато есть среди песков сосны и можжевельники. Заходящее солнце окрасило… Да нет, даже окрасНило песок. Такое непривычное сочетание: север и пустыня…


Завершили мы путешествие по Кольскому полуострову в очень интересном месте. Называется оно тоня Тетрина.


Нет, я не ошиблась с заглавной буквой, так как «тоня» в данном случае не женское имя собственное, а старинное название поморского хутора. Ударение на последний слог. Тоня Тетрина восстановлена на своем историческом месте и является одновременно и музеем под открытым небом и гостевым домом. Тут можно и побывать на интересной экскурсии, и отведать ухи из свежепойманной рыбы. Можно заказать баню с «элементами» талассотерапии. Стоит все недорого, но здесь очень здорово и интересно.


Мы ночевали неподалеку от тони. В темноте в полосу прилива повыползли невесть откуда морские звезды. Северные, фиолетовые.


Грустно, конечно, было осозновать, что по сути путешествие закончилось. Впереди осталось только две тысячи километров домой…

Конечно, я не закрыла для себя тему Севера этой поездкой. Красота этих краев неисчерпаема. А у меня осталось одна мечта, которую я когда-нибудь обязательно испольню. Я очень хочу увидеть северное сияние. Только, тссс!.. Чтобы не сглазить:)

You may also like...