Как я жила 10 дней в лесном монастыре

В январе месяце у меня был очередной отпуск, и я выбирала, куда мне полететь.

На Бали уже не хотелось лететь в пятый раз, и я искала какую-нибудь стоящую замену, мой выбор пал на Таиланд. В Аэрофлоте 2 направления – на Пхукет и в Бангкок. На Пхукете я уже была 2 раза в командировке, но мне уже было там все так знакомо, что я думала все-таки отправиться туда. Выбрать себе тихий пляжик и проводить там все свое время: лежа на песке, наслаждаясь каждой минутой своего отдыха, есть фрукты, нежиться под лучами теплого солнца, и еще делать каждый день тайский массаж — это было главным пунктом моего отдыха, мне нужно было расслабиться.

Оставалось всего несколько дней до начала отпуска, я наткнулась на отзыв моего знакомого путешественника Антона Кротова. Он рассказывал о друге Антоне Дряничкине, который уже 4 года живет в Бангкоке, учит тайский язык и в свободное время проводит экскурсии по Бангкоку. Также он мог вписать меня у себя на квартире на несколько дней в Бангкоке. Я заинтересовалась этим, и за несколько дней у меня в голове нарисовался план.

Я решила лететь в Бангкок, остановиться у Антона на пару дней, за эти дни я планировала посмотреть некоторые достопримечательности, после чего отправиться на остров Ко Самед. Я была в предвкушении своей поездки. И думала, что в отпуске я уж точно получу наслаждение от тишины и спокойствия.

Вот я уже лечу в Бангкок. Нашла квартиру, где живет Антон, остановилась у него, на следующий день отправилась изучать Бангкок самостоятельно по присланной ранее инструкции. Меня очень впечатлил Королевский музей подарков. Там очень красивые экспонаты — все подарки, сделанные королю и королеве, выполнены вручную. От некоторых я пришла в неописуемый восторг.

На второй день моего пребывания у Антона я проснулась рано, и мы отправились завтракать в индийский ресторан. И, попивая массала чай, разговаривали о жизни. Антон был весьма доволен своей жизнью. У него хорошо шли дела, он очень любит Бангкок и заниматься экскурсиями по Бангкоку – это его любимое занятие. На что я, в свою очередь, пожаловалась ему, я рассказала, что в последнее время я недовольна своей жизнью.

Помню, что я ему сказала, что я устала, что в жизни меня в настоящий момент ничего не радует. И я не знаю, как жить дальше. На что, меня, кстати, это удивило, он не стал давать никаких советов, он сказал всего одну фразу: «Тебе надо ехать в лесной монастырь».

И пояснил, что если у меня сейчас такое состояние, то мне надо обязательно туда поехать, и что оттуда я приеду более спокойная и умиротворенная.
Последние слова меня зацепили, я именно этого и искала. Мне нужно было менять свое сегодняшнее отношение к жизни. И я ответила, что поеду.

Антон объяснил, как туда добраться, дорога была неблизкая – нужно было доехать на метро до автостанции и еще 8,5 часов ехать на автобусе. Но я была настроена решительно и меня не пугало, что 8,5 часов у меня занял перелет Москва-Бангкок, но я понимала, что лесной монастырь – это как глоток свежего воздуха, это именно то, что мне даст понимание того, что сейчас со мной происходит. Вечером я уехала.

И вот я наконец-таки добралась до этого места. Я приехала в монастырь рано, около 5 утра, ворота монастыря были еще закрыты. Все еще спали. Возле монастыря находились люди — несколько мужчин и женщин. У них был небольшой стол, где стояли чашки, и можно было попросить их сделать кофе, что я и сделала, так как очень замерзла.

Несмотря на то, что погода в Таиланде днем теплая, ночью, а особенно под утро, становится невыносимо холодно. Учитывая то, что я была одета по-летнему, а люди стояли в куртках. Потом начали подходить люди — жители этой деревни с едой в корзинках. Я сначала даже не понимала, для чего они собираются. Около 6.30 утра открылись ворота, и на улицу вышли монахи, одетые в оранжевую одежду, и меня удивил тот факт, что они шли босиком.

Они шли в деревню собирать еду. После чего монахи возвращались. Людей уже к тому времени становилось все больше и больше. Люди выстраивались в одну большую цепочку. И когда монахи проходили, люди клали в их котелки еду и кланялись. Вся еда складывалась в машины и отвозилась на большую кухню. Я смотрела на все это с интересом.

В то время, когда мы ждали возвращения монахов, я познакомилась с женщиной, ее звали Виепассана, она уже 10 лет живет в этом монастыре. Она сказала, что я могу жить у нее в доме. На что я согласилась. После чего мы все пошли на большую кухню. Вся еда, которая была собрана утром, распределялась по такой схеме: сначала монахи брали еду себе, а все, что осталось, — жителям этого монастыря и людям этой деревни.

Около 3 дней я почти ничего не ела, кроме риса, так как в основном еда, которую готовят тайцы, острая. Во все блюда они добавляют свой любимый национальный продукт — острый перец чили. Поначалу мне казалось, что блюда с этим перцем есть невозможно. Потом, конечно, привыкаешь. Кстати, есть можно только до обеда. После обеда — только чай, сладкие соки и воду.



После завтрака мы пошли в дом, где жила еще с несколькими женщина моя новая знакомая Виепассана. Она привела меня на второй этаж, дала тоненькую циновку, матрасик, пару пледов, подушку и москитную сетку и показала на угол комнаты со словами: «Ты здесь будешь спать. И еще надо помыть этот пол, он пыльный. Так как прошла неделя, как уехала девочка по имени Аня, она тоже была из России».

Она ушла, а мне захотелось заплакать. Я поняла, что очень далеко от цивилизации — монастырь находился в лесу, там не было электричества. Мыться надо было холодной водой, я понимаю — ополоснуть тело, но волосы, особенно длинные, было очень проблематично заставить себя это сделать. Приходилось подолгу себя уговаривать, прежде чем зайти в «душевую кабинку».

Я поняла, что это вовсе не то место, где я бы хотела провести свой долгожданный отпуск. Я хотела убежать в тот же день, но решила, что я должна остаться в этом монастыре до тех пор, пока мне здесь будет нравиться. А нравиться должно до такой степени, что я захочу сюда вернуться еще раз.


Жить в этом монастыре было крайне просто. Утром с рассветом встаешь, завтракаешь, потом медитация, перерыв на чай и опять медитация, и ложишься спать с закатом солнца. Медитируешь ты один, никто за тобой не следит. Сколько считаешь нужным, столько уделяешь медитации времени.

Кстати, после того, как я прошла 10-дневную медитацию Випассаны, мне было уже легче перенести и этот опыт. Просто было отличие — не было строгого расписания и еще добавилась ходячая медитация. Мне показали дорожку, по которой можно было ходить. Ходить нужно было осознанно, на каждый шаг делать вдох-выдох.

Кстати, подъем я не любила больше всего. Так как это лесной монастырь, там было очень много самых разных животных — павлины, белки, черепахи, кролики, а еще были петухи, курицы, цыплята. Меня раздражало то, что начиная с 4 часов утра семейство куриных начинало кукарекать так, что их хотелось просто убить. Стоял один сплошной кудахтающий шум и продолжался, как мне казалось, до 6 -7 часов утра. А отбой мне нравился, мне нравилось то, что все звуки утихают, и завтра опять начнется новый день.


После нескольких дней Виепассана меня познакомила с польским монахом по имени Пра Петр. До монастыря он жил в Бельгии и работал в Дубне под Москвой, это город физиков-ядерщиков, он немного знал русский язык. Живет в монастыре уже 12 лет, у него была жена, он развелся, есть сын, у которого уже тоже родились дети. Каждый день я приходила в 13 часов к нему на чай. Мы с ним разговаривали о жизни. На все мои вопросы он отвечал, что нет проблем. Все проблемы только в нашей голове. Он говорил, что у него нет семьи и поэтому нет проблем, и что он очень счастливый человек. Но иногда, в шутку, он называл себя глупым человеком.


Вот так проходили мои дни, один день был похож на другой, я уже начала привыкать к этому распорядку. Под конец моего пребывания мне уже все нравилось и мне даже не хотелось уезжать.

В один из дней мы с Пра Петром и его знакомым ездили в другой монастырь к великому мастеру — Дон Пули. Увидеть его была большая честь для меня. Пра Петр сказал ему, что я приехала из России, он очень удивился, что люди приезжают из таких далеких стран. После чего мы пошли гулять в лес. Там, в лесу, Пра Петр показал мне домики, в которых вдали ото всех медитируют монахи.

Мы еще долго ходили по лесу и наконец-то выбрались на тропинку и уже шли до конца, пока не вышли к монастырю, откуда начинали путь. И как раз в этот момент проезжала машина, которая шла к нашему монастырю. На ней мы благополучно доехали.

Также с моей знакомой Виепассаной мы ездили в другую деревню, где ходили наведать монаха, который живет один на горе уже около 40 лет. Он держит семь собак. Было очень приятно медитировать в такой обстановке. Горный воздух и лесной пейзаж способствовал этому.

В конце января была большая церемония. 30 января прошло 3 года с того момента, как умер их большой мастер. К этой дате собрались монахи с других монастырей, всего на церемонии было около 70 монахов. Также пришли жители других деревень. Людей было очень много. На улице люди угощали едой бесплатно. В доме, где я жила одна, теперь ночевало около 12 человек. Когда наступал вечер, и солнце садилось за горизонт, было интересно наблюдать, как в темноте был виден только свет от свечи или фонариков, а силуэты людей не было видно. Складывалось такое впечатление, что это не люди, а светлячки передвигаются в пространстве.

Вот и подошло к концу мое пребывание в лесном монастыре. Я решила уехать после завтрака, меня подвезли до автовокзала на машине знакомые монаха Петра. Ехала на автобусе до Бангкока 10 часов, по дороге у нас сломался кондиционер, и мы останавливались, чтобы его починить. Потом перед нами автобус попал в аварию — столкнулся с двумя легковыми автомобилями, движение было перекрыто полицейскими, и мы ждали, пока следователи проведут необходимые замеры и отгонят автобус, который перекрыл всю дорогу.

Самое удивительное, что я отнеслась ко всему случившемуся спокойно, после моих переживаний в монастыре я не обращала внимания на то, что эти события заставляют нас ждать, я не нервничала. Такое нынешнее отношение меня радовало. Я повторяла про себя слова монаха — «Нет проблем. Все временно».

Кстати, одна из знакомых монаха — бывшая стюардесса Тайских авиалиний. Она ушла от мужа и двоих сыновей и теперь живет в монастыре Дона Пули. Может, и я после летной работы захочу остаток дней провести в тихом уединенном месте, где есть только я и медитация. Может, я пойму, что не надо мне гоняться за туманом, а успокоиться и жить одной в свое удовольствие…

Поживём — увидимся…

Фотографии предоставила Анна Мишакина

Отставить отзыв