Мужчины в Большом Городе

В России, как бы это сказать, встретить мужчину своей мечты мне было тяжело. Не потому что со мной было что-то не так, или с ними, а просто именно в Петербурге это тяжело — на одного мужчину «по статистике 10 девчат». Поведение у них было соответствующим, и поэтому я не особо расстраивалась по поводу своего перманентного одиночества.

Сюда, в Нью-Йорк, я перебралась вместе с любимым мужем, которого я теоретически могла повстречать еще в 2007 году на концерте прекрасной Non Cadenza, в которой он играл на саксофоне несколько лет. Но тогда это не случилось. И ладно.
Раз уж сериал про секс в этом городе давно превратился в библию жителей Манхэттена, то было бы ошибкой о сексе и отношениях не написать и мне.

Хочется отметить, что мужчины здесь напоминают арабов в не самом приятном смысле. У меня поначалу, когда я старалась выглядеть удобно (в серой майке и джинсах), случался культурный шок от обрушившегося на меня внезапного внимания. К красоте в Нью-Йорке явно не привыкли, думала я. Как же так? Вот я хожу по Манхэттену, вижу эти прекрасные магазины брендовой одежды, обуви и парфюма. Кто же все это потребляет? Где прекрасные американки?

Вокруг меня ходили бедно и скудно одетые женщины в кроссовках и удобных кофточках. Безликие, ненакрашенные, бледные… О ком писала Кэрри Брэдшоу? Где женщины с показов и обложек? Наверно, это просто кино.

В общем, я решила как-то исправить положение и хотя бы своим примером доказать, что красоте быть! Лучше бы я и не высовывалась.

Когда я крашусь, надеваю платье, босоножки, беру красивую сумочку и сверх того нацепляю очки, мужчины на улице и в метро превращаются в обезьян: они улюлюкают, оборачиваются, здороваются и даже фотографируют. Я не преувеличиваю. Когда я надеваю каблуки, происходит вообще апокалипсис. Даже женатые с детьми не пропускают моей юбки. Мужчины всех возрастов и мастей выказывают мне свое расположение, подмигивая и вопрошая How are you doing?

Поначалу мне льстило такое внимание, ведь даже когда я шла с мужем, на меня смотрели и подмигивали, но теперь я просто не знаю, куда деваться. И это, учитывая мою обычную внешность: карэ, брюнетка, серые глаза, большой нос и худощавое телосложение.

Впрочем, во время Недели Моды я и сама сворачивала шею на юных моделей, которые возвращались с показов вечерами
Высокие, накрашенные, подтянутые, лощеные и статные. С ума можно сойти. Я сразу чувствовала себя маленькой и незаметной. Модели, что уж там. Но, невзирая на это, без своего внимания я не остаюсь.

Мне интересны истоки такой неоднозначной и неадекватной реакции на женскую красоту. Отсутствие красоты при наличии порнографии? Вседозволенность? Подсознательная тяга к настоящему и неподдельному? Непонятно. Страна, породившая шоубизнес и порнографию, Плэйбой и моду на силиконовые конечности, наверно, истосковалась по нежным и незатасканным образам.

И была я на Брайтон Бич, и видела молодых соотечественниц — все они выглядят так, словно сошли с обложек журналов. И реакция на их внешность все такая же однозначная — арабская восторженность.

У меня есть знакомая Т. Актриса, модель. Она — женщина не первой свежести, однако прекрасно выглядит. Сразу вычленяется из общей массы людей русским лицом и рыжими волосами. Недавно она рассталась с мужем, с любовником, и теперь «отрывается» на огромной массе поклонников разной комплекции и степеней облысения. Они ей поют дифирамбы, сочиняют для нее пьесы, зовут в свои фильмы на главные роли, но Т. они не нужны, в смысле поклонники. Она с радостью берет то, что ей предлагают, удостаивая поклонников своим согласием. Т. поясняет это так: «Я уже настрадалась от мужа и любовника. Теперь пусть страдают они. К тому же стоит мне обратить на кого-то внимание, он сразу же сбегает. Им всем нужен только секс».

Но я отчего-то не уверена в столь благоприятном исходе. Мой друг А. имеет на это мужскую точку зрения: «Тут у людей социальных связей гораздо больше, чем в России, и соответственно нет необходимости с кем-то знакомиться на стороне, отсюда и такая вялая ночная жизнь».


Я склонна верить другу А., чем знакомой Т. Личная жизнь в Нью-Йорке и правда вялая — мужчины могут лишь бурно высказывать свою радость при виде красивой женщины, но сознательно избегают каких-либо авантюр и интрижек. Может, потому что слишком заняты, может, потому что ранимы. Или они, привыкшие с детства пользоваться инструкциями по применению, забыли, что область межполовых отношений лежит далеко за пределами рационального.

You may also like...