0

Запах жареных орехов, карамельного капучино и свободы Нью-Йорка

У меня как-то не было той самый американской мечты, не было желания попасть в Штаты любыми путями, но была такая вот детская мечта — увидеть мир. Мечта настолько сильная, что всё остальное — учёба, работа, стабильность — всё ушло на второй план ради того, чтобы улететь пожить на другом полушарии.

В конце сентября 2008 года из иллюминатора я увидела залитое предзакатным солнцем побережье. Мы приземлялись в Нью-Йорке. С детства Америка представлялась мне в оранжево-красных тонах, ведь, судя по фильмам, так широко популярным в лихие 90-е, вся Америка в моем воображении — это сказочные картонные домики, огромные парковки и очень яркие краски осенней листвы. И тут, из иллюминатора я вижу залитые золотом крыши пригорода Нью-Йорка, у меня сводит дыхание оттого, что краски моего воображения точно такие, какие и в реальности.

На сам Манхэттен я попала днём позже, нас высадили из автобуса на Таймс Сквер. Это давление, это миллион огней, это смешение всего — красок, зданий, огней, запахов, звуков, национальностей, желтых такси. Это безумный город. Безумный настолько, что в холодный осенний вечер (около 10 градусов), среди всей этой суеты, на шумном проспекте среди витрин, такси, лошадей, ежедневно подрабатывающих извозом туристов, можно встретить тоненькую девушку в полупрозрачном легком сарафане, бредущую куда-то с отстраненным взглядом, будто она не в центре оживленного мегаполиса, а в ночном парке…

Таймс сквер, Бродвей, все прилегающие авеню — это такой пёстрый, гулкий, живой муравейник, в котором восхитительно пахнет свежесваренным кофе из Старбакса, булочками с корицей, дорогим парфюмом, фастфудом, драйвом, где педантичность и чистота живут бок о бок с грязью и невежеством, где сосредоточен, кажется, весь мир.

Утро на Манхэттене показало мне город в прямо противоположном обличии. Мы выпили кофе в залитой солнцем кофейне и пошли к Центральному парку. И вот тогда я поняла, насколько сказочен Нью-Йорк.

Центральный парк — это невообразимо огромная парковая зона, будто «вырытая» посреди небоскребов. В огромном парке с его скверами, беседками, прудами, каретами, запахом жареных орешков из палаток торговцев, стоит такая тишина, чувствуется такая гармония с природой, что теряется ориентация в пространстве — ты не веришь, что 5 минут назад ты вошел в этот парк с оживленного проспекта, на котором гул не прекращается ни на минуту.

По парку же снуют белки, гуляют с собаками, совершают пробежки, катаются на велосипедах, загорают люди. В этой гармонии с природой, в этом буйстве красок листвы, в этой тишине хочется остаться надолго. По водоемам плавают лодочки, на детских площадках резвятся дети, вон — на большом булыжнике — расположилась девушка-йог, медитирует. Казалось бы — как можно отвлечься от реальности в таком мегаполисе? В этом парке — можно.

Где-то посередине между северной и южной частями Манхэттена располагается райский уголок для художников в душе: живописные районы Сохо и Гринвич Вилладж. Архитектура зданий, узкие европейские улочки, утопающие в зелени, уютные кафешки — всё это на том же, казалось бы, шумном острове, в сердце мегаполиса.


Южная часть острова Манхэттен — это его бизнес-центр, где пахнет деньгами, дорогими костюмами и часами, где каждая улица — словно из какого-нибудь американского фильма. Но в десяти минутах ходьбы вырастает легендарный Бруклинский мост, настолько громадный, красивый, величественный, что человек чувствует себя маленькой песчинкой, только лишь смотря на него.


По пешеходной зоне моста со специальными детскими колясками для пробежек бегают спортивные папы и мамы, гуляют туристы. А если присмотреться направо от моста, вдаль, то можно увидеть маленькую фигурку символа Штатов — да-да, ту самую Статую Свободы.

Ну и на последок — несколько слов о ней, всем известной, тривиальной статуе. Добраться до неё можно на пароме или водном такси, поскольку находится эта «Зелёная женщина с мороженым» на отдельном острове, на котором, как и в Центральном парке, стоит невероятная для мегаполиса атмосфера умиротворения и тишины… Много зелени, парк, небольшие кафе, туристы и прекрасный вид на Манхэттен с его небоскрёбами.

О Нью-Йорке написано немало, многие не любят этот город за суету и грязь, но он, НЙ, неповторим. В нём удивительным образом собраны атмосферы с разных стран мира: суета мегаполисов на Таймс Сквер, тишина и гармония парков, итальянский, китайский, русский кварталы, где настолько сохранился дух той страны, из которой уехали иммигранты, что перестаешь понимать, где ты находишься — в Бруклине, например, на Брайтон Бич, или ты опять попал в 90-е годы России, в кадры из фильмов про лихие постперестроечные времена…

Этот город уникален, его нужно увидеть. Одного дня будет мало, оптимально — 5 дней брожения по Большому Яблоку для того, чтобы почувствовать его фруктовый, свежий аромат.