Знакомство с Американской культурой. Первый опыт заграницей

Аэропорт города Ньюарк, Нью Джерси – мой первый взгляд на Америку воочию. Регистрация прошла на удивление быстро, не смотря на огромную очередь. Это только первая станция нашего огромного путешествия. Пролетев 18 часов, с пересадкой в Германии, мы немного утомились и, хотелось бы, поспать немного, но для начала нужно добраться до места.

К слову, место нам известно – маленький городок на севере штата Нью-Йорк, под названием Лэйк Плэсид, а вот с жильем дела обстоят куда хуже, придется искать на месте. Учитывая тот факт, что на часах: пять вечера, прибудем мы туда ночью.

Парадокс – в аэропорту, в поиске верного маршрута до города Лэйк Плэсид, нам помогает «черное» население (на минуточку, по всем устоявшимся стереотипам: черные не любят белых и наоборот). Так вот в нашем случае, именно они были теми людьми, кто около часа просматривал карту США, в поисках этого маленького города и способа добраться до него.

Маршрут определен, и вот, уже, один добрый человек, помогает нам занести чемоданы в автобус. Нам предстоит доехать до Манхэттана, Нью-Йорк, там купить билет на поезд Нью-Йорк – Уэст Поинт (что находится в часе езды от Лэйк Плэсида) и далее уже добираться на такси.

Дорога длинная, и, поэтому, мы решаем купить билет на утро, опять же пришлось попросить работников помочь нам с ночлегом. Отвлекусь от темы и скажу, что мне нравится в американцах, во всех, без исключения – тот факт, что они всегда готовы прийти на помощь. На станции ночевать запрещено, но работники делают нам, как туристам, исключение и заводят в абсолютно пустой зал ожидания, где мы располагаемся на железных стульях, в обнимку с чемоданами, на ночлег.

Не то, чтобы я жалуюсь, железные стулья под крышей гораздо лучше, чем ночь на улице. Об отеле речь не идет, так как в Нью-Йорке можно отдать порядком 200$ за одну ночь, а в нашем случае это означало бы остаться без жилья в Лэйк Плэсиде. Поэтому расположившись на вокзале, мы стали по очереди спать, каждый по часу-два и так до утра. Утро наступило для нас очень рано, так как никто уже не мог спать на холодных неудобных стульях и было решено пойти по очереди покушать на дорожку. Вокзалы Америки – это всегда фаст-фуд, что не очень хорошо сказывается на самочувствии, но ничего не остается делать, как купить огромный кусок пиццы и подкрепиться. Этим мы и занялись за два часа до отъезда.

Поезда в штатах – конечно рай, после железных стульев, мягкие кресла в практически пустом салоне, дают шанс на хороший сон последующие 6 часов в пути. Расположившись на двойном сидении каждый, мы легли и буквально моментально уснули.

«Станция Уэст Поинт» отчетливо слышится сквозь сон, как вдруг я понимаю, что мы проспали всю дорогу. Соскакиваем, и, взяв чемоданы, направляемся к выходу.

Маленький домик, железная дорога и больше ничего вокруг… Куда идти, что делать, усталость уже дает о себе знать. Почти сорок часов дороги и так хочется принять душ и выспаться. В маленьком домике никого нет, да и вообще никого нигде нет. Вдали видим дорогу, туда и направляемся. Дорога пустая, разве что неподалеку стоит полицейская машина. Я никогда не боялась копов, я всю жизнь росла среди полицейских, поэтому я стремительно направилась к одному из американских копов, спросить про дорогу до нашего пункта назначения. Девушка-коп, опять же, черная, сразу же помогла вызвать такси. Почему я делаю акцент на цвете кожи вы узнаете далее.


Такси нам обошлось порядком 150$, за полтора часа езды, это при том, что мужчина, таксист, сделал нам хорошую скидку, услышав о нашей истории. По пути мы разговаривали о городе, он рассказывал нам историю этого маленького городка. Лэйк Плэсид, как оказалось, несколько раз проводил у себя международную олимпиаду, не удивительно, ведь природа тут располагает к зимнему спорту и не может не радовать любого туриста.

Горы, деревья, домики – все больше похоже на деревушку, но такую, американскую. Везде, у каждого дома, висит флаг Америки, в машине играет кантри музыка, что говорит о великом патриотизме людей к своей стране. Мы рассказали о нашей дороге в 40 часов, без сна и почти без еды. По дороге Боб, так звали таксиста, останавливается у магазина, якобы купить себе воды, возвращается с пакетом фруктов, батоном и пятилитровой банкой сока и отдает все это нам. На наше «не стоило, скажите сколько мы вам должны», он спокойно отвечает, что это всего лишь деньги, человеческое отношение куда важней. После чего, задумавшись над его словами, мы долгое время ехали в тишине, каждый думал о своем, а мне хотелось заплакать от того, что за последние два дня, я получила такое количество добра от посторонних людей, какого не получала в своей стране ни от одного постороннего человека.

Наконец-то мы добрались до самого города, то, что он маленький, стало сразу понятно, как только мы объехали три улицы в поисках жилья и не нашли ни одного свободного домика или кондоминимума, ехать было больше некуда. Боб, тут же переговорив с кем-то по телефону, договорился об одной бесплатной ночи в гостинице для нас. Что делать дальше, пока, оставалось в неведении, но уже то, что в очередной раз, добро американцев меня поразило, было очевидно. Приняв душ, мы все дружно улеглись спать.

На утро звонок в дверь, Боб уже ждет нас у порога со словами: «собирайтесь ребята, у вас в запасе еще два дня, я договорился, вас приютят». Окончательно получив культурный шок, мы стали собирать вещи. Вы только представьте себе, таксист, абсолютно незнакомый человек, бегает повсюду, обзванивает знакомых, только, чтобы помочь нам, четырем неизвестным туристам, невесть откуда, хоть чем-то.

Приехали мы к небольшому коричневому зданию, из дерева, больше похожему на избушку, когда я увидела на крыше этого домика крест. В этот момент, я поняла, что приехали мы в церковь, когда увидела табличку «Baptist Church» поняла, что не ошиблась. Двери открыла женщина, лет шестидесяти, маленькая блондинка, очень ухоженная. Поприветствовала нас и назвалась Мисис Терри. Боб попрощался с нами, так как ему нужно было ехать на работу. Мы поблагодарили его от души за помощь, он даже обнял нас, как будто тысячу лет был знаком с нами.

Мисис Терри показала нам комнату, если быть точнее, класс, где занимаются в будни детишки, на полу лежали надувные матрасы, извинилась, что нет более удобных условий, мы же были рады любым условиям, лишь бы не на улице. К сожалению, она торопилась и обняв нас, попрощалась до утра. Церковь осталась на нас четверых, внутри больше не было никого. Единственное, что двери церкви никогда не закрывались и зайти мог любой, но нас уверили, что бояться абсолютно нечего.

Церковь не была похожа ни на одну из церквей, где я когда-либо была. Тут комната с бильярдным столом, следующая комната – класс, с детскими картинками на стенах. Далее по коридору маленькая столовая, где мы и решили немного перекусить. Мисис Терри предупредила нас, что в столовой можно брать все. Поэтому мы заварили кофе, сделали себе по бутерброду и покушали. После чего, мы услышали стук, словно стук мяча, в конце коридора мы увидели большой зал, что не могло не привлечь наш взгляд, мы тут же направились туда.

В огромном спортивном зале, баскетбольная площадка и около пятнадцати парней играли в баскетбол. Увидев нас, они тут же пригласили нас поиграть с ними, недолго думая, мы решили вспомнить школьные годы. Вы можете себе представить спортзал в церкви? Это был еще один культурный шок, но на этом не закончилось. Хорошо пропотев, играли мы около трех часов, очень весело было и на какой-то период времени, мы абсолютно забыли о нашей большой проблеме.

После игры, мы попали в еще один огромный зал, но этот зал не был похож на предыдущий, множество стульев, сцена и на сцене инструменты: гитара, пианино, барабаны, микрофоны – все это было похоже на большой концертный зал. Не переставая удивляться всему, что происходило с нами, мы направились на сцену, где исполнили совместную песню, подыгрывая на пианино и барабанах в благодарность этому месту за такую доброту по отношению к нам.

Вечер наступил быстро, на улице было очень холодно и мы решили остаться в комнате и обсудить наши дальнейшие действия. Вариантов у нас не оставалось, как переезжать, так как у нас оставался всего один день с крышей над головой. Перебрав все возможные места, было решено переезжать во Флориду на следующий день, так как это был единственный подходящий вариант хорошо провести лето.

На утро Мисис Терри приготовила завтрак и принесла его в церковь, мы сели за небольшой столик, после чего, мы взялись за руки, и она прочитала благодарственную молитву. Все было, как показывают в американских фильмах. Мисис Терри, узнав, что мы решили переезжать, накупила нам в дорогу два огромных пакета еды. Так как путь до Флориды предстоял долгий – тридцать шесть часов на автобусе. Самолет был нам не по карману.

Автобус и мое первое осознание правдивости существования расизма


Как я и обещала, рассказываю свое первое соприкосновение с расизмом. Мы загрузили чемоданы, попрощались с Мисис Терри, предварительно отблагодарив за всю ее помощь и даже прослезившись, зашли в автобус. Картина такая, первые 3-4 ряда в автобусе сидели только «белые» люди, пройдя дальше, было несколько пустых мест и в конце автобуса «черные», где и были рядом расположенные четыре свободных места. Мы решили сесть туда, в конец автобуса, к «черным».

Как только я села, заметила, что весь автобус уставился на нас. В этот момент я ничего не понимала, подумала, что, наверное, они не видели иностранцев, поэтому такая реакция. Спустя пол часа тишины, «черные» тоже притихли, хотя до этого очень громко разговаривали, ко мне повернулся один темнокожий парень, сидящий впереди и попросил телефон, на какой-то момент мне стало жутко страшно, на ломанном языке, я призналась, что у меня его нет. После чего, он засмеялся и сказал:

«Да ладно, дай, хочешь я тебе заплачу» — мне стало еще страшнее, ведь у меня его правда не было.
«Простите, но мы только приехали в штаты и еще не успели купить сим карту, наша связь здесь не работает, правда, я бы вам дала, мне не нужны деньги» – в какой-то момент я поняла, что у меня трясутся ноги, мне, почему-то стало так страшно, что хотелось убежать. Я заметила, что с первых рядов на нас пристально смотрят, но никто не вмешивается.
«Окей, почему-то я тебе верю» — сказал парень и снова засмеялся.

Снова нависла тишина. После чего, уже другой парень, повернулся ко мне и предложил чипсы, не знаю почему, но мне было страшно отказать, я взяла немного и поблагодарила. Завязался разговор, откуда мы, что мы здесь делаем и прочее. Я немного расслабилась и краем глаза начала рассматривать их всех, что бросилось в глаза, так это то, что все они сидели в одинаковой одежде – белый верх и бежевые штаны и на всех были татуировки. Единственным, что пришло мне в голову было то, что они какая-то команда.

«Ребята, а вы что, команда спортивная?» – выпалила я, чтобы поддержать дружескую обстановку. На что все хором, а было их человек десять, начали громко смеяться, просто заливаться со смеху. Я ничего не понимала, просто смотрела на них и в отчаянии ждала ответа.
«Попытка номер один прогорела, следующая версия?» – спросил один из них.
«Мне пришло в голову, что вы футбольная команда, почему-то, но больше версий нет. Расскажите, нам очень интересно» – я продолжала поддерживать обстановку. Но меня очень настораживали люди, сидящие впереди, они постоянно оборачивались и качали головой. Я совсем не понимала, что происходит до того момента, как один из парней, самый спокойный на вид, поверг всех нас в шок.
«Мы из тюрьмы. Нас только что выпустили, и мы едем домой в Нью-Йорк» – От шока, я впала в ступор.

Я сижу в автобусе, окруженная бывшими заключенными, которые, почему-то едут в общественном транспорте. Заметив их реакцию, я поняла, что нужно действовать по уму. И тут же засмеялась, сказав, что я не верю, что они заключенные и что не стоит так шутить. После чего, на заднем сидении парень похлопал меня по плечу и показал пачку документов.

«Можешь посмотреть, там написано за что мы сидели, прям открывай и читай, ты же умеешь читать на английском?» – вдруг послышалось сомнение в его голосе.
«Умею», — засмеялась я.

«Сбыт наркотиков, избиение женщины, кража, снова наркотики – под каждым именем была своя история и период заключения в тюрьме – это был год, полтора, два. Вдруг я дошла до последнего, под его именем было написано: заключен за убийство, срок двадцать восемь лет». Наверное, шок мой отражался на лице, в тот момент, когда справа от меня я увидела этого человека с фотографии, на вид ему было около сорока пяти лет, он опустил голову. Я ничего не сказала и только хотела как-то разрядить обстановку, нависшую в автобусе, как он начал свой рассказ.

«Я никогда не думал, какой может быть жизнь, я не был прилежным мальчиком и бандитом я бы себя не назвал. На момент заключения у меня родилась дочь, у меня была любящая жена. Все произошло случайно, я поспорил с одним из приятелей, он был белый, мы сначала перешли на повышенные тона, потом все каким-то образом перешло на расизм, затем завязалась драка. Не помню, что тогда нашло на меня, но я был страшно разгневан, я достал пистолет. Знаете, большая проблема в Америке в том, что у нас свободное ношение пистолета. Только сейчас я это понимаю, если бы у меня его не было, все бы скорее всего обошлось. Приехали копы и повязали меня, но я тогда не сожалел о содеянном, я продолжал кричать, что ненавижу «белых», хотя копы были «белые». Я грозился и их застрелить или хотя бы покалечить. Я не понимал масштабов содеянного, на тот момент я думал только о себе, я был эгоистом. Я не думал о жене, не думал и о том, что у парня, которого застрелил, тоже была семья и маленький ребенок. Когда вынесли приговор, двадцать восемь лет, в зале суда, я вдруг увидел беременную жену, которая не переставала рыдать. В тот момент, что-то защемило в груди, ведь я любил ее, любил нашу маленькую семью. Мы строили планы на будущее, как будем растить ребенка. Ее заплаканное лицо – последняя картинка, которую я запомнил, прежде чем меня увели за решетку. Двадцать восемь лет в тюрьме, дали понять, что мы все разные: цвет кожи там, раса, возраст, интересы – все разное. Но нас объединяет одно – жизнь, у каждого есть право на жизнь, а на тот момент, я на столько ненавидел «белых», что думал, что они недостойны этой жизни. Двадцать восемь лет мне потребовалось, чтобы понять, как я люблю людей, всех без исключения и как я хочу, чтобы люди тоже любили нас «черных», я не хочу больше размениваться на ненависть, все, что я хочу – чтобы жена меня простила меня, и ребенок, хотя ей уже 28 лет, я пропустил все, я не хочу, чтобы люди повторяли мою судьбу, если надо пойду в проповедники. Я хочу помогать людям, хочу поведать им о том, что за решеткой нет ничего, нет жизни, и не стоит обрекать себя на такую судьбу. Я просто хочу, чтобы мир немного стал добрее» — после этой истории нависла гробовая тишина, кажется каждый задумался о своем, парень сидящий впереди меня достал маленький альбом с фотографиями и начал пересматривать их, на фото была маленькая девочка, я поинтересовалась кто это.
«Моя дочь, уже так выросла, ей уже четыре. Не видел ее два года, жена говорит, очень смышленая девчонка растет. Скорее бы ее увидеть»

Почему-то после всего это у меня потекли слезы. С одной стороны, я не могла поверить, что сижу среди бывших заключенных и говорю с ними о жизни, с другой, мне было так жалко этих парней, несмотря на то, что они когда-то сделали. Но больше всего меня поразило то, что люди, которые отсидели от года до двадцати восьми лет в тюрьме, не стали агрессивными, напротив, они сидят смеются друг с другом, обсуждают то, как они приедут домой, кто чем будет заниматься.

За девять часов до Нью-Йорка мы даже успели подружиться, смеялись, общались, мы учили их русскому, они учили нас словам, которые говорят по ту сторону решетки. Добравшись до Нью-Йорка, мы должны были пересесть в другой автобус, а ребята, направиться домой. Парни помогли нам перенести чемоданы, зашли с нами в автобус, чтобы убедиться, что мы сядем на места нормально и попрощались с нами, обняв нас и пожелав счастливого пути. К слову, увидев эту картину, пару человек отсели от нас, чем очень помогли нам, ведь мы хотели сидеть вместе. И всю дорогу странно поглядывали на нас.

Думаю, друзья заключенные и белые иностранцы – картина здесь очень редкая. С тех пор я сделала для себя вывод, что людей нужно любить, не важно какого цвета твоя кожа, не говоря уже о том, что даже заключенные могут оказаться хорошими людьми с большим добрым сердцем. Все их лица останутся запечатлены в моей памяти на всю жизнь и их поучительные истории.

Отставить отзыв