Путешествие по ЮАР: Порт Элизабет - Кейптаун

Мой отпуск в Африке делился на две части. Первая — это Кейптаун и Мыс Доброй Надежды.

Лучше всего прилететь в Порт Элизабет, арендовать авто и ехать на запад — только так можно увидеть каньоны, пляжи и заливы, невероятные в своей красоте. На этом пути расположены и всевозможные заповедники, я заглянула к слонам.

Что возникало у меня в голове до поездки в Африку? Пустыня Сахара, голодающие дети, ВИЧ, бедность, государственные перевороты, добыча бриллиантов, апартеид, дома за заборами с колючей проволокой.

Приземляюсь в аэропорту Претории (ЮАР) – и попадаю в сладкий плотный воздух. «Как в Австралии», — думаю я, и первые дни мне кажется, что я в Австралии. Похожие пейзажи, невысокие дома. Только вот людей с азиатской внешностью нет. И цены – смешные.

У меня запланированы две большие поездки для этого отпуска. Первая – в Кейптаун и на мыс Доброй Надежды, вторая – на фотосафари в саванну. В перерыве – небольшое выступление перед коллегами в Йоханесбурге, а также аргентинское танго в местном театре.

Полететь сразу в Кейптаун – не мой вариант, мне хочется посмотреть страну. Поэтому лечу в Порт Элизабет, беру машину напрокат и двигаюсь на запад. В Порт Элизабет идет дождь, и когда я останавливаюсь у Riverstorm, чтобы посмотреть каньон, моя непромокаемая ветровка промокает насквозь за 5 минут. Дожди здесь что надо! Временами дождь переходит в туман, а из тумана выступают пляжи – песочные, большие.


Моя цель на сегодня – Knysna Elephant park, слоновий заповедник. Сюда свозят осиротевших слонят из других природных парков, выкармливают и лечат. На территории парка – небольшая гостиница для тех, кто хочет прогуляться со слонами ранним утром, когда сотрудники раздают завтрак своим питомцам.

Перед утренней прогулкой мы слушаем лекцию – не делать резких движений, не кричать, не надоедать слонам. Помнить, что слоны – опасные животные, несмотря на милую внешность.

Глава слоновьего стада – 27-летняя Салли – пытается залезть мне в сумку и дует мне в лицо. Достаю морковку, слониха деловито забирает лакомство, одобрительно кивая головой. Увидев яблоко, Салли поднимает хобот и открывает рот. Розовый язык выглядит трогательно, но я все равно боюсь слоновьих зубов – и закидываю яблоко с расстояния. Салли опять дует мне в лицо, и я похожу ближе – погладить.

На ощуп слон твердый и в колючках, как с длинной щетиной. Салли косится на меня взглядом и решает прекратить панибратство. Она выдвигается к пруду на водопой, и вся большая семья идет следом. В центре – слонята. Замыкает шествие слон без бивней. Сотрудник объясняет, что это старенькая слониха, бабушка. Без бивней она не может выкапывать пищу и воду, поэтому семья заботится о ней, добывая для нее корм. После смерти ее долго будут толкать хоботом, надеясь, что она спит. А через несколько дней семья забросает ее землей с помощью бивней.

В этом разница между слонами и слонихами. Бабушки остаются в семье, а слоны после лет 30 уходят и живут отдельно. Когда у них выпадают зубы и бивни, дедушки-слоны прибиваются к болотам – пища там мягкая, ее не надо выкапывать. Там они и умирают, поэтому болота – это кладбища слонов.


На ресепшн меня просят записать что-нибудь в книгу пожеланий, т.к. я первая русская, которую видят сотрудники. Пишу пожелания здоровья всем слонам, через пару лет заеду навестить!

Через несколько километров сворачиваю по указателю наLeisure Island и ахаю от восхищения – лагуна! Между зелеными холмами – неглубокие водоемы, ручьи и чистый желтый песок. Нарезаю круги по теплой-теплой воде, стайка чернокожих детей весело смеется и спрашивает, откуда я. Спрашиваю в ответ – знают ли они, где находится Россия. «Точно не в Африке» — нахмурив лоб, отвечает самый старший.

Навалявшись в песке, еду дальше, сворачивая на пляжи, они великолепны! Широкие, длинные, песчаные – мечта! И почти безлюдные. Еще я останавливаюсь за каждым холмом и фотографирую скалы. Нет, это точно красивее, чем Австралия!



Время ланча, паркуюсь у портового кафе в Gordon’s Bay. Устрицы!!! Свежие, сливочные, сочные – и рублей 300 за 6 штук. Столько же стоят и 6 гигантских креветок на гриле. Идеальный обед. Вообще Африка — страна для путешествия недорогая.


К вечеру доезжаю в Hermanus, это лучшее место для наблюдения за китами с берега. Правда, февраль – не сезон, киты уже уплыли. Придется вернуться!

На следующий день останавливаюсь в Betty’s Bay, посмотреть на пингвинов. Это аттракцион и для пингвинов тоже – они с интересом разглядывают людей. Интересное место, красивые дома – и не за заборами. Наверное, сюда трудно добраться тем, кто обычно промышляет грабежами – нелегальным иммигрантам.


Иммигранты в ЮАР перебираются в основном из Зимбабве. Когда-то это была богатая страна, кормившая всю Африку. Но лет 15 назад новый президент начал земельную реформу, отбирая большие фермы у белых. Отобрать-то отобрали, а вот управлять ими не научились. Сельское хозяйство загнулось, инфляция в стране космическая, нищета и безработица. Пересечь границу с ЮАР нетрудно. Беженцы живут в трущобах и работают нелегально. Или нарушают закон.


В Кейптауне жарко, 36 градусов. Я хочу купальник, и это превращается в квест: в магазинах одежды продавцы качают головой – зима, мол, скоро, купальников нет. Наконец, в магазине спорттоваров мне советуют заглянуть к серферам. И таки да, в серферском магазине висели несколько купальников!


Покупаю прогулку на лодке – мне обещают много дельфинов и тюленей. Дельфины играют с нашей лодкой, выныривая неожиданно с разных сторон и наслаждаясь нашим смехом. Особенно им понравились дети – и дельфины устраивают представление, прыгая в воде парами.

Вдали виднеется остров, на котором расположена тюрьма, где Нельсон Мандела провел 27 лет. Именно этому человеку страна обязана тем, что после отмены апартеида здесь не повторился сценарий Зимбабве. Белые и черные учились жить вместе. Получилось ли?

Сложно сказать. Я не раз слышала, как двое чернокожих, разговаривая о белом, называли его master – хозяин. Слышала и расистские высказывания со стороны белокожих собеседников.

Проблем еще много. Недоступность образования для чернокожего населения, живущего в пригородах и деревнях, безработица, в том числе и из-за иммигрантов, которые сбивают цену на рынке труда. Голод. Незащищенность женщин. «У чернокожей девочки больше шансов быть изнасилованной, чем научиться читать».

И при всем при этом – потрясающая дружелюбность местных. Особенно когда они видят твое доброе расположение.

На следующий день забираюсь на холм и фотографирую Кейптаун с высоты. Рядом с городом – Table mountain, гора с плоской вершиной, на которой почти всегда лежат облака, переваливаясь с боку на бок. Сегодня там особо облачно, и фуникулер закрыт… «В следующий раз!», решаю я и еду на мыс Доброй Надежды.


У меня есть купальник, и по дороге я заезжаю на пляж – какой-то нереальный в своей красоте. Вода холодная – это Атлантика.


На самом мысу сильный ветер и бушующие волны. Где-то здесь встречаются два океана, один — дикий и холодный Атлантический, другой — спокойный и теплый Индийский. Здесь можно подняться выше, к маяку, и сфотографировать мыс сверху. Сегодня туманно, дорогу переходят облака, и заглянуть вдаль не получается. Ну, моя любимая присказка – в следующий раз…



Перед аэропортом заезжаю на рынок в порту и покупаю свежие гигантские устрицы. За 300 рублей 6 штук. Милая барышня приносит мне устрицы на пирс, и я наслаждаюсь, болтая ногами и наблюдая за тюленями.

Много накопилось «в следующий раз». Придется вернуться.

Полезные советы:

— валюта ЮАР – ранд. 1 ранд — примерно 30 рублей

— розетки не европейские, нужен переходник

— купальник покупайте заранее?

— обязательно – солнцезащитный крем

— перекусывать – биллтонгом, это вяленое мясо всевозможных животных, удобно в поездках

— в этом регионе много виноделен, заезжайте на дегустацию

— кофе с круассаном – около 200 р.

— страусятина – вкусная! И дешевая

— не стоит открывать окна авто на перекрестках, если едете одна

— по вечерам Кейптаун небезопасен для одинокой белой девушки

— осторожно с дорогой камерой по вечерам

— следите за сумочками, карманники не дремлют

Отставить отзыв