Веселые приключения двух туристок в Италии, Римини


От кричащего юноши в Сан-Марино мы уехали (он, наверное, еще больше сморщился) в Римини. Ну, наконец-то мы увидели наш отель, наш родной Luxor. Таня очень верно обозначила этот город как «итальянский аналог Сочи». Тот же нескончаемый ряд деревушек, поселков, магазинов, кафе, пляжных зонтиков, как и у нас на юге.

Правда, вместо, «сладкой медовой чурчхеллы», вам настойчиво предлагают «Ля ко-ко-о-о-о, ля ко-ки-то-о-о-о-о!» (кусочки кокоса). Есть такая песня «Первым делом, первым делом самолеты. Ну а девушки, а девушки – потом!» К сожалению, к нам эта песня не применима по ряду биологических признаков, но переделывая ее на собственный лад можно сказать: «Первым делом, первым делом заселиться. Ну а вещи доставать с противогазом». Выбрав пару приличных вещей из чемодана, мы отправились на море.

Две такие девушки, с двумя сумками, со шляпкой и очками, мы потопали на пляж, который оказался всего в ста метрах от отеля. Швырнув свой багаж с размаху, с разбегу плюхнулись в море. Ах, какое оно прекрасное: волны приятно бьют по бокам, медузы норовят ужалить, а купальник — удрать туда, куда известно ему одному. Выныривая каждый раз, я сильно рисковала остаться без одной его части, что сильно осложняло процесс получения удовольствия мне, но никак не огорчило бы итальянских мужчин по соседству. Держась на честном слове и моих жестких моральных принципах, не позволяющих прицепить к нему бронежилет, купальник, к счастью, не уплыл от своей хозяйки. Меня особенно умиляет, что когда море бушует, а самый кайф – это прыгать на волны или в волны (кому как больше нравится, просто первый вариант для более смелых, идущих на риск), то по приходу домой вы продолжаете прыгать. Засыпая на кровати, вы тоже продолжаете прыгать. И если в детстве вы бы наверняка подумали, что в гости пришел бабайка, в пожилом возрасте – что пора в клинику, то в 20 лет – вы слишком усердствовали. И если вы не прыгнете на своего соседа или соседку по номеру, будет прекрасно.


В Римини я сделала серию «гастрономических» фото – со всевозможными кулинарными шедеврами. От воспоминаний о всякого рода шницелях, пасте, пицце, пирожных, макарон у меня слюнки текут. Однажды мне посчастливилось заказать макароны со странным для русского уха названием «строцапретти», которые были тут же переименованы в «сто запретов». В моей серии присутствуют фото пирожных «Тирамису», я сравнивала, как их делают в разных местах. Скажу я вам, безумно вкусно. А еще Италии удалось сделать со мной то, что до нее не удавалось никому – «подсадить» меня на кофе! На дух не переваривая даже слово «кофе», я ради интереса решила заказать чашку Капуччино со сливками. Видимо, так, как я полюбила «Тирамису», полюбила и кофе. Конечно, я не буду пить горький и без сахара, но иногда можно позволить себе чашечку этого напитка. И все равно, мое сердце безраздельно принадлежит чаю. Один раз мне удалось попробовать такой вкусный кусок мяса, что, если бы, не дай Бог, его съел вегетарианец, он бы точно оказался от своих принципов.

Наверняка заметно, что вся предыдущая часть рассказа – это попытка писать в стиле иронического повествования. Для любителей дамских романов вроде «Сердце тигра», где на обложке потный юноша обнимает свою очень загорелую возлюбленную, в моем рассказе трудно будет найти романтические моменты, заставляющие сердце трепетать, слезы литься, а кровяное давление подниматься, но время для капельки романтики пришло.

Обязательным пунктом нашей программы стало фотографирование на ночном пляже. К моему счастью, я побывала на настоящем ночном пляже, а не на нарисованном умельцами с Mail. Ru Открытки, окунула ножки в теплую морскую воду и кайфовала под шум Адриатики и плеск волн. Просидела бы я на этом пляже пару часов точно, но опасная близость к курортным альфонсам и невозможность позвать на помощь, в случае чего (из пучины морской не показался бы прекрасный спасатель, принц на оранжевом катере – у них закончилась смена) отбили у меня охоту сидеть на пляже больше получаса. Поскольку мой горе-фотоаппарат снимает в ночном режиме только тогда, когда он неподвижен, приходилось на него не дышать в прямом смысле этого слова. Но при взгляде на его зум, у меня от волнения заканчивался кислород, и фото получались размытыми. Хотя и удалось сделать несколько шикарных кадров, где я раскинула руки или где убегаю от моря.

Поскольку Римини – это курортный город, то все там очень дорого. Не желая покупать черешню за двенадцать евро/килограмм, мы в среду двинули на местный рынок, который Таня окрестила «апрашкой» (и не зря любимый Ворд вместо слова «апрашка» выдает «парашка»). Нас двоих этот поход довел просто до юмористического экстаза. Сначала мы решили купить фруктов, в итоге в руках у меня оказалась дыня, а у Тани – помидоры и абрикосы. С этими пакетами мы побежали по рынку в поисках недорогой сумки, в которую можно было бы запихнуть все покупки, сделанные в Италии. Конечно, это вам не бутик на Невском, где за вами сами будут охотиться, а обычный городской рынок – а тут смотри, не зевай, иначе упустишь свою супер-сумку за пять евро.

В порыве шоппинговой страсти я случайно забыла дыню. Хорошо, что мы быстро нашли место, где я ее оставила. Хозяйку точки это здорово повеселило. «Простите, а Вы дыню не находили?» «Дыню?! О, так вот же лежит какая-то. Это Ваш фрукт?» Схватив дыню, спотыкаясь от смеха и пуская слюни, мы выбрали себе «шедевры» итальянской текстильной промышленности. Не отрицаю, что иногда на блошином рынке можно отыскать вполне пристойную вещь, но когда мы с умным видом рылись в горе сумок за 5 евро, а у каждой в номере красовались сумки за 4 тысячи рублей, то это вызывало смех. Понимая, что это всего лишь для сувениров, мы, тем не менее, хотели отхватить то, что вызывало бы хоть какое-то чувство прекрасного. Забавно было наблюдать, как итальянские «мадонны» выуживали из бездны какой-нибудь помятый ридикюль и быстрее отдавали его продавцу, чтобы конкурентки не забрали. Весь этот муравейник напоминал мне знаменитое прибежище бабушек и дедушек Питера и Ленинградской области – универсам «Народный». Проезжая его на трамвае, я всегда мысленно крещусь и вжимаюсь в сидение, дабы не быть тревожимой особо активной бабулей. Решив довести себя до полного неадеквата, я проявила оригинальность. Поскольку дыню в руках нести было тяжело, а на мне была как раз непатриотичная футболка с надписью «Болгария», я засунула пакет с дыней под футболку, получился прекрасный кадр «Милый, я на 7 месяце!» Конечно, вслед мне оборачивались, кто-то хихикал, кто-то с сочувственным видом думал про себя «Боже, как она, такая хрупкая девушка, вынашивает такого огромного ребенка!» И действительно, зайдя в номер, я просто повалилась от усталости – скажу я вам, «ребенок» — очень хлопотное дело!

Веселье наше, однако, не заканчивается. Нам посчастливилось попасть под дождь где-то в получасе ходьбы от отеля, поэтому пришлось припарковаться в каком-то жилом доме. И застряли мы там на два часа. Но время мы зря не теряли. Сначала сняли два убойных видео, повергших нас в хохот. Первое – «обо всем понемногу», второе – «про итальянских мужчин», где я за кадром несла какую-то околесицу, а Таня делала сурдоперевод руками. Потом дождь нам надоел, и мы решили смастерить «плащи» из рекламных листовок, торчавших из почтовых ящиков. Получился отличный кадр, когда я закрыла шорты и кофту рекламным плакатом, глаза выпучила от удивления, а из-под плаката торчали только мои ноги в босоножках. Кадр напоминает типичный кошмар из «Беверли Хиллз», когда героиня непременно забывала одеться и так приходила в колледж (на радость девушке, это было только во сне).

Итальянские мужчины, конечно, заслуживают особого упоминания! Эти курортные мачо-мэны любую девушку околдуют. Мне они не показались такими настырными и приставучими, как болгары, но в любвеобильности итальянцам тоже не откажешь. Пройти дают, но с трудом, по пути переберут все приветствия и на всех языках, интенсивность слюноотделения прямо пропорциональна вырезу на кофточке или длине юбки. А заходя на пляж в ЗАКРЫТОЙ футболке, кто-нибудь обязательно присвистнет: «О май гад!» Сидя со своей девушкой, парень непременно сделает удивленный вид, посмотрит на ноги снизу вверх, а европейские пенсионеры тоже будут на них смотреть, но как-то странно. Я до сих пор не поняла, почему они так разглядывали мои ноги. В любом случае, позитив в общении с итальянскими мужчинами вам обеспечен, даже если вы не понимаете ни одного слова, ведь для курортной любви зачастую слова не нужны. Меня, правда, всегда удивляли браки между русскими неграмотными девушками и иностранцами. Интересно, они в браке только жестами и мимикой общаются? А знакомятся тоже без слов?

Вот я тут все о хорошем, о светлом, о прекрасном пишу, но нужно и место для негатива, хоть капельку. Что меня всегда раздражало на курортах, хоть в России, хоть за границей, так это их «фешенебельные» магазины. При всей мой любви к шопингу я бы вещи, купленные в таких лавках, не трудилась даже везти домой, ибо сомневаюсь в их качестве и курортопрочности. А сувениры с дельфинами, ракушками и прочие побрякушки просто выбросила бы (по секрету, из Ноябрьска я уехала только потому, что в квартире уже некуда было девать сувениры, привезенные мной из разных поездок). Лучше уж вообще ничего не покупать, чем привозить ракушки с криво приклеенной надписью «Болгария» (самим сделать будет удобнее).

Но лучше вернемся к хорошему, светлому и доброму. Про фото со скульптурными тварями я уже писала, а вот про фото с настоящими животными еще нет. Когда я увидела чудесную собаку, очень похожую на лабрадора, у местной церкви, я непременно решила подарить псине кусочек своей любви, и с абсолютно счастливым видом Таня запечатлела меня и эту прелесть на фоне святого места. После, довольные, мы пошли отрываться в местный ресторан, поскольку это был наш последний вечер в Римини в этом году. Решили шикануть и заказать побольше. На Таниной тарелке красовались разного рода морские обитатели: обиженная на жизнь рыбья голова, гребешок, чьи-то кости, только жемчужины не хватало. Я же решила ограничиться традиционным ужином и пока вилкой ковыряла картошку в тарелке, попутно запивала это вином. И к концу вечера мы малость опьянели, но были еще адекватны. Это чувствовалось по тому, что первый тост мы, как и положено, произнесли «за шикарную поездку» (а она правда была такой), второй, следовательно, «за родителей, которые дали нам такую прекрасную возможность побывать в Италии». И даже тост «за наших прекрасных друзей» был воспринят нормально, но последний тост – «за наших врагов и недоброжелателей», был явно произнесен в легкой стадии подпития. Попытка сосредоточить свой взгляд на одной точке не всегда заканчивалась успешно. А на последнем фото, где я к лицу поднесла розочку, мои глаза выдавали меня с потрохами: взгляд такой добрый-добрый, будто я именно в этом ресторане резко воспылала любовью ко всему человечеству.

Вам так же может понравиться