"Не ходить в походы я не могу" - интервью с инструктором по туризму Петром Тагинцевым

Народная мудрость гласит: «Готовь сани летом». Я же позволю себе немного ее перефразировать и заметить, что любители активного отдыха, моря и летних путешествий готовят рюкзаки еще зимой. О том, что такое поход, какой выбрать маршрут и как перезагрузить свой уставший от мегаполиса мозг, я узнавала у инструктора по туризму, руководителя проекта ipetri.ru, Петра Тагинцева.

В: Мне известно, что по образованию ты политолог. Как получилось, что будущий политолог стал настоящим инструктором по туризму?
П.Т.: По специальности я работал еще на четвертом и пятом курсах в двух политических партиях. Проходил практику в Верховном Совете. Мы с однокурсниками насмотрелись такого, что я понял — по этой профессии не буду работать никогда, хотя она и денежная. Наш преподаватель сразу нам сказал: «Вы должны решить вопрос со своей совестью. Если вам удастся его решить, то вы останетесь в этой профессии, если нет – вам лучше сейчас сделать выбор, будете вы этим заниматься или нет». У него, кстати, через какое-то время случился сердечный приступ. Это говорит о том, что люди там живут не в согласии с собой. Я считаю, что быть в политике и остаться нормальным человеком невозможно. Может, у кого-то и получается, но я не могу так работать. К тому же я учился в Крыму, где горы в шаговой доступности. Постоянно ходил и водил туда сначала школьных друзей, потом приятелей по институту. В какой-то момент я понял, что мне это нравится, и я умею это делать.

В.: Помнишь свой первый поход в качестве инструктора?
П.Т.: Да, я помню этот поход. Это был 2000 год. У меня была группа 22 человека. Это очень большая ответственность, когда люди тебя слушают, по умолчанию доверяют, и ты понимаешь, что не можешь сделать неправильный выбор. Тогда мы, кстати, вышли на полигон, где производились учения Украина-НАТО. В шести километрах от нас происходили артиллерийские стрельбы. Канонада не давала уснуть всю ночь. Утром, решив, что все закончилось, мы начали пересекать Долгоруковскую яйлу (Крым – прим.), вышли на середину, и вдруг снова начали стрелять. Вокруг нас посыпались осколки, и стала загораться трава. Это был шок. Оказалось, они не выставили ограждение, да и лесники нас заверили, что идти можно. Я очень хорошо помню этот поход – забег с рюкзаками по плато. Все закончилось хорошо. Мы потом фотографировались с солдатами, стоявшими в ограждении. У них тогда даже рации не было, они не могли сообщить, что люди попали в зону обстрела.

В.: А еще когда-нибудь по-настоящему страшно становилось?
П.Т.: Были моменты. Однажды по дороге увидели следы медведя. А затем и самого медведя, скрывавшегося от нас бегством.
В.: Медведь скрывался от туристов?!!!
П.Т.: Мы просто звали одного нашего туриста, кричали, свистели «Леша! Леша!», а в кустах совсем не Леша, и он убегает… Мы поняли, что это маленький медвежонок и тоже убежали, но в другую сторону. Для нас любая страшная ситуация тут же становится смешной.

В.: Тогда можешь поделиться самой смешной историей, которая произошла с тобой в походе?
П.Т.: Их настолько много, что сразу и не вспомнишь. В каждом походе происходит что-то смешное. Однажды в Грузии нас подвозил водитель из одного села в другое, по пути остановился и говорит: «Ребята, тут у моего брата День Рождения». И бесполезно что-то возразить. Мы все выходим из машины, толпа пьяных грузин окружает нас и начинает угощать вином. Отказаться невозможно. Минут сорок мы слушали тосты, для них это нормально. Там люди живут немного в другом измерении.

В.: Как ты выбираешь и составляешь маршруты? Ведь дорог так много, а время похода ограничено.
П.Т.: Главный принцип – это целесообразность. Например, целесообразно идти на Чатыр-Даг (самая высокая гора Крыма – прим.) в июне, потому что в мае еще холодно, а в июле там уже трава выгорела, очень жарко и смотреть практически нечего. Но в июне он покрыт цветами, не холодно и не жарко, очень красиво. Вторая составляющая – это безопасность. А в-третьих, это интерес. Я смотрю, какая группа, кто где был и кому что интересно.

В.: Ты водишь людей пешком, на велосипедах, на каяках. Какой вид туризма любишь больше всего?
П.Т.: Мне нравится смена видов туризма. Большая часть — это пешеходный туризм, его прекрасно сменить на водный и немного дополнить велосипедным. Это позволяет задействовать другие группы мышц, получить другой опыт. Всегда интересно что-то менять. Но главным для меня остается пешеходный туризм.

В.: Правда, что в походе можно сбросить лишний вес?
П.Т.: Сбросить можно, потому что походы – это нагрузка, но… в наших походах вес набирается (смеется), потому что мы хорошо питаемся. Во-первых, человек, который не ходит постоянно в походы, попадает в другую среду и у него случается легкий стресс. Организму кажется, что нужно съесть гораздо больше, чтобы восполнить свои затраты. Но во всех спортивных походах, люди худеют, потому что энергозатраты гораздо сильнее, чем в обыденной жизни.

В.: Какие существуют стереотипы о туристах? Можешь ты их подтвердить или опровергнуть?
П.Т.: Когда люди смотрят непонимающим взглядом, первое, что они говорят – это ужасно, это тяжело, некомфортно, нет хороших бытовых условий. Но этот стереотип прорабатывается, когда человек идет в поход. Яркий пример – моя жена. Когда она первый раз попала в поход, то пять дней думала, что зря это сделала. Мечтала, когда все это закончится и, наконец, будет душ. Но когда она пришла к морю, то поняла, что оценить блага цивилизации и моря особенно ярко получается, если пережил какие-то лишения. Эти стереотипы зачастую разрушаются, когда человек сам что-то попробует, и не только в походе, но и по жизни.

В.: Как твоя семья относится к тому, что большую часть года ты проводишь где угодно, но не дома?
П.Т.: Семья меня понимает и часто присоединяется. Есть примета, как понять, занимаешься ты своим делом или нет. Вот если ты этим делом не можешь не заниматься, то это твое. Я туризмом не могу не заниматься. Я пробовал… Но я не могу не ходить в походы.

В.: Какие преимущества у палатки, костра и тяжелого рюкзака перед пятизвездочным отелем с all inclusive?
П.Т.: Во-первых, человек ищет, где можно уединиться, а в горах это сделать гораздо проще. Во-вторых, приведу такой растиражированный пример, есть отель пяти звезд, а в походе отель миллиона звезд. Когда ночью поднимаешь голову и видишь красоту звездного неба, которую не видно из города и из отеля, потому что его засвечивают огни цивилизации.

В.: По твоему опыту, кто сейчас чаще отправляется в поход: мужчины или женщины?
П.Т.: В моих походах больше женщин. В профессиональном туризме ходят больше мужчины, потому что это тяжелый вид спорта, женщин там около десяти процентов.
В.: А среди профессий, какие преобладают?
П.Т.: Офисные работники, которые хотят поменять обстановку, обнулиться, произвести перезагрузку. В походе это получается достаточно быстро.

В.: Случаются же сложные походы: испортилась погода, большая нагрузка… Как в таких случаях ты поднимаешь боевой дух группы?
П.Т.: Мы не ищем трудностей специально, но они нас сами находят. Как подбадриваю? Юмором. Только юмором. Ну, и, конечно, человеческое отношение. Кому-то нужно сочувствие, и человек его получает. Кого-то, наоборот, нужно завести, сказать: «Что ты можешь? Слабак, давай!». К каждому человеку свой подход. Надо быть психологом.

В.: Что бы ты посоветовал человеку, который никогда не был, но очень хочет и одновременно боится пойти в поход?
П.Т.: Я бы ему посоветовал почитать отчеты о походах. Посмотреть фотографии и понять, может ли он представить себя в этой ситуации, хочет ли увидеть это своими глазами. Если да, то надо пробовать и делать свои выводы, основываясь не на мнении других людей, а на собственных ощущениях, впечатлениях и умозаключениях.

Отставить отзыв