0

DO YOU SPEAK ENGLISH, MADEIRA? – YES, I DO

Зима для меня, как диета. Она хороша лишь тем, что ее можно нарушить.

Итак, она звалась Мадейрой. Вернее, вначале она никак не звалась. Она ненавязчиво высилась посреди океана, питала уникальные растения-эндемики, вздыхала полной грудью своих вулканов и терпеливо ждала своего принца на белом коне, который покорит ее и полюбит. Время шло, а принца все не было. 6000 лет тому назад она напомнила о себе последним извержением вулкана, но принцы в те времена были исключительно все домоседами и не заметили этого крика отчаяния…


Она была уже не молода, когда, наконец, в 1418 году явился он, ее принц. Они увидели друг друга, и … Это была любовь с первого взгляда. Его звали Жуан Голсалвиш Зарку. Он был португальцем, и само Провидение бросило его к ее берегам. Он покорил ее, а она покорилась ему. Он дал ей имя Мадейра, что в переводе с португальского означает «древесина», «дерево».

Португальцы не были эгоистами: открыв остров для себя, они щедро «поделились» им со всем миром. Уже в 19 веке Мадейра слыла шикарным курортом, не уступающим по комфорту Французской Ривьере.

Я же открыла для себя Мадейру только в этом году, когда усталый ранне-мартовский московский снег навевал невозможную тоску и безысходность, и душа моя искала тепла и покоя.

Мадейра встретила меня ветром свободы. Ветер (а его я, в общем-то, не люблю), в котором явственно чувствовался запах океана, на удивление, не раздражал; я просто подумала, что здесь бесполезно пытаться сохранить прическу… Ощущение свободы росло по мере осознания того, что вокруг бескрайний, на тысячи километров, океан. В какой-то степени это был парадокс. Остров, ограниченное пространство, с которого не убежишь, и при этом — свобода…

Как только вещи были брошены в номере, а я отдала должное великолепному виду на океан, открывающемуся с балкона, начался процесс погружения в Мадейру и, незаметно для себя, я впала … в нирвану. Все проблемы куда-то исчезли, голова стала легкой, тело – невесомым, а ноги были готовы ходить и ходить.

Нирвана – это лейтмотив Мадейры. Наверно, многие туристы, познав ее здесь, не раз возвращаются на остров. Надо заметить, что способы достижения нирваны могут быть разными. Уинстон Черчилль, например, искал ее, сидя за мольбертом в живописной бухте рыбацкого поселка Камара-де- Лобуш. Правда (для пущего эффекта и для снисхождения вдохновения, разумеется!), не обходилось и без стаканчика-другого знаменитой мадеры…



Ищут свою нирвану и те, кто завороженно идет на звуки надрывного португальского пения –фаду, которое «подают» в некоторых ресторанах Фуншала, столицы Мадейры. Примечательно, что в самозабвенное пение, помимо самих певцов, включается весь персонал ресторана, и мощный стерео эффект фаду околдовывает мгновенно и пополняет ряды поклонников этой эксклюзивной португальской традиции.


У любителей активного отдыха и природы нирвана своя. Для этого достаточно подняться на высоченный мыс Жирау (второй по величине в мире) или на любую другую гору, коих здесь великое множество, и впустить в свое тело и душу бесконечность водной глади, помноженную на головокружительную высоту.


Все шесть дней моего отдыха Мадейра не переставала меня удивлять. Впрочем, за небольшим исключением. Уже на второй день меня перестало удивлять, что коронное блюдо во всех ресторанах – это рыба-шпага с бананом во всех возможных вариантах. Сначала думала: как это, фрукт с рыбой? Потом: а что, очень даже и ничего…

Удивляло многое. Даже отель, где reception – на 5 этаже, потому что Мадейра живет на склонах и бывает, что гаражи стоят на крышах домов. Восхищало трудолюбие крестьян, у которых на многоуровневых огородах- террасах вырастает по нескольку урожаев в году. Умиляли крошечные суперпоказательные грядочки, которые выглядывали даже из-под огромного мыса Жирау. Интересно, как крестьяне умудряются к ним пробираться?! Поражали гроздья бананов, которые можно увидеть почти в каждом дворе (3000 семей на Мадейре зарабатывают себе на жизнь выращиванием бананов).


Иезуитская церковь Святого Иоанна Богослова (18 в.) на Муниципальной Площади Фуншала полностью разрушила мое представление об аскетичности католических храмов. Внутри она похожа, скорее, на сказочный терем-дворец – так щедро украшена, помимо традиционных скульптур, красочными фресками и уникальными изразцами ( азулежу).


А чего стоит удивительный расписной потолок из ценного кедра! Снаружи это тоже не очень-то церковь в привычном понимании. А на крыше – смотровая площадка, с которой открывается потрясающая панорама. Изразцы на Мадейре, как и в Португалии, везде, даже на рынке Лаврадориш. Этот рынок обожают туристы: там можно увидеть, наряду с традиционными, диковинные фрукты и овощи, а еще и гибриды. Все это «местного розлива»: в крестьянских садах растут и авокадо, и маракуйя, и ананасы и т.д.


Знаменитый дегустационный зал с бесконечными рядами бочек с самой разной по крепости и сладости мадерой и местным «зеленым»( молодым) вином вплотную соседствует со входом в Университет…

Вы представляете себе такое в наших условиях?! Нетрудно догадаться, что бы предпочли многие наши студенты. А мадерьянцы (да-да, именно так называются жители) — ничего, учатся, да еще как! Легко переходят с одного иностранного языка на другой, пользуясь школьными запасами знаний. Как-то в Фуншале я пыталась узнать, где находится рынок, у двух простых на вид пожилых женщин. Они деловито переспросили: «Do you speak English?» и стали с удовольствием объяснять дорогу по-английски. А продавцы на рынке? Их беглому английскому могут позавидовать некоторые выпускники нашего иняза… Не знаешь иностранных языков – не заработаешь. Здесь практически любой таксист может провести для вас индивидуальную экскурсию по острову на английском, а то и еще на каком-нибудь языке.

Микроклимат Мадейры настолько уникален, что, когда попадаешь в разные ее зоны, возникает ощущение разных стран и даже разных времен года. На пике Арейру (второй по высоте точке острова) стоял такой плотный туман и холод, что не верилось, что где-то внизу только что было почти лето. Кстати, мадерьянцы очень бережно собирают дождевую воду и влагу туманов. И в вопросах возобновляемых источников энергии они неплохо разбираются – ценят люди то, что дает им природа.


На Мадейре много того, к чему уместно добавить слово «самый». Самый большой в мире реликтовый Лаурисильвский лес, охраняемый ЮНЕСКО, самая лучшая в мире ручная вышивка, секреты которой не разглашаются (маленькая салфеточка – от 50 евро), самое первое во всей Португалии место, где сыграли в футбол (и где же еще мог родиться Криштиану Роналду, как ни здесь!).


На Мадейре даже есть свой небольшой королевский дворец, где провел в изгнании последние дни своей жизни самый последний Австро-Венгерский император Карл I. А в тропическом саду, что окружает дворец, я обнаружила самую высокую в мире вазу, занесенную в Книгу Рекордов Гиннеса – 5, 345 м.


Так и хочется написать, что здесь же я увидела и самого «фотогеничного» павлина в мире. С поправкой – «для меня». Разозлившись на предыдущую фотолюбительницу и изрядно напугав ее, передо мной же он спокойно и горделиво раскрыл свой хвост и терпеливо мне позировал, за что и удостоился от меня благодарности и похвалы, что он «самый-самый»… Правда, потом этот павлин попался мне на глаза в другом уголке сада, и, мне показалось, что он косится на меня недовольно, мол, не заплатила, а словами сыт не будешь …


Если Мадейра останется вне зоны ваших туристических предпочтений, вы лишите себя удовольствия оценить тот гигантский труд ботаников, которые собрали на этом острове уникальные растения со всех концов света и превратили его в остров-сад. Парки, скверы, ботанический сад, сад орхидей …, где хочется замереть над каждый цветочком и кустиком… Диковинные цветы, как, например, стрелицию, высаживают не только в садах и парках. Их выращивают дома на продажу, для внутреннего рынка и на экспорт. Стрелиция – это один из символов Мадейры.


Кстати, о символах. Мадейра живет туризмом, поэтому все ее символы находят отражение на туристическом ширпотребе: магнитах, полотенцах, тарелочках и т.д. Здесь и стрелиция, и удивительные треугольные крестьянские дома Сантаны, и изображение процесса спуска с горы в традиционных плетеных корзинах при помощи двух мадерьянцев в национальных костюмах…



Фуншал удивил меня креативностью скульптурных замыслов, над которыми я до сих пор размышляю и любовью к небанальным названиям официальных учреждений. Вы можете представить себе банк, который бы назывался Святой Дух (Espirito Santo)? А у них есть. И, судя по множеству филиалов, весьма популярный … Или профессиональная школа (т.е. наше бывшее ПТУ) имени Христофора Колумба? Как вам? Вот только я не выяснила, кого там готовят? Вроде Америка вся уже открыта … Надо заметить, что Колумб здесь пользуется большой любовью. Ему повсюду воздвигают памятники; на соседнем острове Санту Порту с любовью сохраняют дом, в котором он когда-то жил; в прибрежных волнах прогуливают туристов на корабле – точной копии его «Санта Марии», на которой он и открыл новый континент. Да, еще есть необыкновенная улица, тоже носящая имя Санта Мария, на которой художники осуществили проект «Искусство открытых дверей», разрисовав каждую дверь(даже заброшенных домов) и превратив улицу в картинную галерею!







Когда пришло время уезжать, я поняла, что мне совсем не хватило времени, чтобы насытиться Мадейрой. Я также отчетливо осознаю, что непременно вернусь на Мадейру, нет, буду возвращаться не раз, чтобы погулять по ее левадам, посмотреть на многочисленные карнавалы и яркие праздники, побродить по уютным улочкам старого города.

Я вернулась в Москву. Здесь все еще была зима. А Мадейра стала мне сниться. Спасибо тебе, Мадейра, за роскошь моих снов и за сиянье глаз!