Ночи в садах Генералифе

«Суха земля, тиха земля ночей безмерных.» Так начинается поэма о солеа, одном из основных форм фламенко, Федерико Гарсия Лорки. Именно ему, гранадскому поэту, посвящены «безмерные» гранадские ночи в садах Генералифе в августе этого года.

Когда последние посетители покидают древние сады Генералифе, служившие когда-то летней резиденцией для последней мавританской династии в Испании, сад начинает источать сотни ароматов, замешивая их в изысканный букет. На сады опускается ночь, на небосводе зажигается луна и двери сада снова открываются для тех, кто пришел отдать дань глубокому андалусскому пению и танцу фламенко. Каждый год в августе, на сцене садов Генералифе, проходят концерты, посвященные фламенко и Федерико Гарсия Лорке.

Когда затихает гул зрительного зала, на сцене под открытым андалусским небом вспыхивают прожектора, над вековыми кипарисами Альгамбры раздается глубокое пение, вырывающиеся из недр человеческого существа — разговор человека с вечностью. В этом году, концерт, проходящий на сцене садов Генералифе, посвящен первому Конкурсу Канте Хондо, организованному в 1922 году.

Главными инициаторами этого конкурса были композитор Мануэль де Фалья, художник Игнасио Сулоага и еще длинный список интеллектуалов того времени, среди которых встречается имя 23 летнего Гарсия Лорки. Конкурс 1922 года был первым и ключевым моментом в истории фламенко. Его основная задача была привлечь внимание общественности к этому музыкальному жанру, не дать ему исчезнуть, так как в те времена больше в моде были куплеты, а не глубокое пение.

В этот Балет Фламенко на большой сцене интегрированы аудиозаписи начала прошлого века, но также и участвуют современные звезды фламенко, как, например, Хосе Энрике Моренте, сын выдающегося гранадского певца Энрике Моренте, умершего пару лет назад. Не надо быть ценителем и поклонником фламенко, чтобы это представление оставило неизгладимые впечатления. Чего только стоит само место, где проходит проходит представление: справа освященные башни Альгамбры и луна, а слева вековые кипарисы, устремленные в небеса. Может быть именно вдоль этих кипарисов прогуливался сам Лорка, Хуан Рамон Хименес, Мануэль Фалья.

Когда на сцены выходят танцоры и начинают вращаться, вокруг своей оси, только через какое –то время понимаешь, что это флюгер, неотъемлемый символ Гранады, нашедший прочное место в гранадской поэзии и общественном сознании. Вот они, строки, которые вдохновили хореографа. Так одно искусство: поэзия, послужила отправной точкой для танца.

Селенье

На темени горном,
На темени голом — Часовня.
В жемчужные воды
Столетние никнут
Маслины.
Расходятся люди в плащах,
А на башне
Вращается флюгер,
Вращается денно,
Вращается нощно,
Вращается вечно.
О, где-то затерянное селенье
В моей Андалузии
Слезной…

You may also like...