0

Бали, в гости к шаману

Приму эстафету паранормального вслед за alishha и ее «Потусторонними силами на Бали», но в менее мистическом ключе.

Будучи на Бали, я часто слышала от друзей фразы вроде «надо заехать к шаману». Я человек, допускающий существование параллельно с нами всяких других сил. Или, вернее, допускающий, что мы тут существуем параллельно с ними. Но не сильно во все это верящий, что ли. То есть я никогда не буду смеяться над тем, кто ставит духам подношения или образу свечку, но вряд ли готова сделать это сама. При этом теоретическая сторона вопроса меня увлекает: интересно, что льют, что раскладывают, зачем ставят, чего ждут, к кому именно обращаются, и каков ожидаемый эффект. Так что наличие на Бали духов и шаманов меня как не сильно заботило, так и ничуть не беспокоило.

Однако прилетевший муж отнесся к слову «шаман» с энтузиазмом. И поехали мы искать того шамана, у которого уже пару раз были наши друзья. Были с разным эффектом. Девочка сообщала, что шаман все понял без слов и сразу прояснил картину бытия (немного гипертрофируя, так сказать), мальчик – что как бы не очень проникся.

От нашей деревни до Батубуляна (местечка чуть севернее Денпасара) долетели минут за сорок. Дети привыкли к байкам, ни скорость, ни ветер их не смущали. Только Алиса потрепаться любит, а это неудобно, ибо требует специфического наклона головы, при котором спадает не подобранный по размеру шлем. Далее поиск нужного дома происходит через знакомых, местные с направлением как-то затрудняются, мы плутаем по пустынной деревне.
И вот он, — храм. Или дом. Вернее, дом с храмом. На Бали храм есть в каждом доме, порой по нескольку. Но у шамана храм большой, каменный, с дверью. Прикольный милый дедушка, совершенно шоколадного цвета и весь в морщинах, постоянно улыбающийся и ни слова не говорящий по-английски.

Коммуникация с ним осуществляется посредством прекрасно говорящего по-английски сына, который задерживается с церемонии. Так что пока дети гоняют кур, играют в местные игрушки, а дедушка улыбается.

Наконец, сын приезжает. Мужа укладывают на коврик на пороге храма. Шаман не делает массаж. Он ощупывает. Давит. Тянет. Изучает суставы тела, как мне показалось. Подруга говорит, что очень больно. Муж скрипел зубами. А я – ничего. Легкий такой напряг. Как так вышло? Почувствовал ли дедушка, что у меня нет к нему вопросов? Понял ли, что боль не принесет мне удовлетворения (знаете, некоторых массажист переломает, и они счастливы, а для меня это – мука)? В любом случае, со мной он обошелся очень мягко, но и ничего не сообщил. Нужно задать вопрос вслух? Иметь его хотя бы в голове? Я идеально здорова (вот уж вряд ли)? Не знаю.

Но вернемся к мужу. Он-то прибыл показать конкретные образования на руках неизвестного происхождения. Некоторое количество московских врачей выдвигали разные теории и делали разные исследования, но что это и как вылечить, а также, стоит ли вообще лечить, – не сообщили. Вот муж мой и показал эти штуки батубулянскому шаману.

Кстати, если шаман вам достался правильный, у него не будет фиксированной стоимости посещения. Все за donation, пожертвование, то есть. Совершенно за любое. Можно дать доллар, пять или тридцать. Можно оставить все, что есть с собой в кошельке. Решать только вам, в зависимости от того, ответил ли шаман на вопрос, с которым вы приехали. Озвученный или нет. На сколько оценили пользу от визита, столько и оставляете. Я долго мучила подругу, сколько ж прилично дать. Но она так и не смогла ответить. Говорит, оставляла и пять долларов, и все, что было, как-то раз.

Итак, балийский дедушка тщательно мужа моего на коврике перед храмом ощупал. Так, что у того то глаза вылезали, то зубы скрипели. И ушел в дом. Вернулся с кулечком. Состав огласил англоязычный сын: ракушки, какой-то корень, масло и… «да кто ж его знает, что это такое». В общем, шаманство на Бали – явление явно не наследственное, как у нас способности гадалок. Не помню точно состав кулька, но сущность одного компонента для всех, кроме шамана, так и осталась загадкой.

Далее шел рецепт, втолковать который белым людям (нам, то есть) оказалось не просто. В этот момент я прониклась к дедушке особым уважением: он явно не работал на публику, не старался ради денег, не делал то, чего бы от него ждали туристы. Он говорил так, как говорил бы своему соседу по деревне. Нужно развести огонь, прокалить на нем дочерна ракушки, потом добавить по очереди остальные ингредиенты, также пока не почернеют, потом залить это маслом и сколько-то там настоять. И вот получившемся (то есть как бы маслом, настоянным на прокаленных на огне ингредиентах) нужно мазать подозрительные места на руках мужа. И образования уйдут. Так сказал шаман.

Увы, на следующий день мой супруг улетал с Бали в прозаическую Москву. Здесь, на Бали, на острове Богов или уж кого там еще, он был готов калить на огне ракушки и мазаться загадочным составом. Но то, что кажется нормальным, естественным и возможным на Бали, в Москве скорее смахивает на полный маразм. Посему, увы, шаманский сверток так и остался на столе в балийском доме невостребованным. А мы полетели прочь.

Не уверена, жаль мне, что средство так и не было испробовано, или нет. Если бы оно не помогло, я бы расстроилась. Я не могу однозначно поверить в духов и шаманов, но мне очень нравится некая вероятность существования того параллельного бытия.