Скарлетт Йоханссон на раскаленной крыше Бродвея

Знаменитости на Бродвее на самом деле не такая уж и редкость. Начиная от Аль Пачино, заканчивая Томом Хэнксом, на которого мы обязательно сходим в мае. Это прекрасная возможность, что и говорить, воочию убедиться, из-за чего весь голливудский сыр-бор. Да и произведения ставятся прекрасные, интересные.


К Скарлетт я всегда питала нежные чувства – еще с тех пор, как увидела ее в фильме со Стивом Бушеми в «Мире призраков». Затем, как водится, пересмотрела почти весь репертуар, включая удивительно скучную «Девушку с жемчужной сережкой».

С интересом наблюдала за критиками в сети, которые не давали спуску девушке с аппетитными формами. Мне до ее фигуры дела нет, а вот роли и дружба с Вуди Алленом подкупали всегда. И плевать, что интернет-критики постоянно клевали ее за однообразие игры, за никудышные манеры и глупые роли – сами, что и говорить, наверно, успешные деятели культуры.

Но это кино. Мне правда всегда хотелось узнать, каково это без Станиславского и Чехова, могут ли американские актеры заставить поверить на сцене так же, как они делают это на экране.

Сама Скарлетт Йоханссон дебютировала на Бродвее в 2010 году, сыграв в спектакле «Вид с моста» вместе с известным актёром Ливом Шрайбером («Ураган», «Потрошители»).

За свою роль в этой постановке актриса была удостоена премии «Тони» в номинации «Лучшая драматическая актриса года».


Теперь Йоханссон играет в спектакле «Кошка на раскалённой крыше» по одноимённому произведению Теннесси Уильямса. По сюжету пьесы, 65-летний богатый плантатор безнадёжно болен и крайне обеспокоен отношениями между своим сыном и его прекрасной женой (Йоханссон). Тем временем, в семье разгорается спор по поводу того, кому достанется всё наследство.


С первых секунд, как актриса появляется на сцене небольшого и вполне себе традиционного театра, раздаются оглушительные апплодисменты. Все пришли на звезду. И, надо сказать, звезда отрабатывает свой гонорар. Например, я отстояла в очереди 2 часа, ибо пришла заранее, чтобы взять со скидкой 50% билеты на пьесу.

По секрету: если на Таймс Сквер прийти в день представления, можно с разными скидками купить билеты на отличные места.

Такие были у нас. 9 ряд партера. Я даже слышала, как пахнут духи Йоханссон. Своим низким грудным голосом (он еще ниже, чем в кино и в песнях) она целых 3 часа изображает акцент Мисиссиппи, ни разу не сбиваясь. Для коренного жителя Нью-Йорка это колоссальная работа. Сценическая английская речь – и подавно услада для изучающих английский язык.


Сразу скажу, что все актеры играли прекрасно. Не только Скарлетт. Все заслуженные, у всех регалии, но пришли зрители, ясное дело, ради звезды. Она, как и все остальные, играла по тому самому Станиславскому. В смысле «верю!». 3 часа как 3 акта пьесы. Я только позавчера прочла книгу, а потому даже реплики могла проговаривать с ними наизусть. Отступлений от сюжета не было. Правда в нем-то все и дело: чего-то этой пьесе не хватает. Это не Чехов и не Грибоедов, да и не Островский. Нет конфликта, остается ощущение недосказанности. Но это я поняла не после спектакля, а после прочтения книги. Муж предположил, что жизнь американских плантаторов 20 века не отличалась дикими страстями или таким привычным нам колоритом. Это вам не экзистенциальная Россия.

Никакого тебе маленького или лишнего человека. Все просто: богач болен раком и не знает, кому оставить наследство.

Старший сын наплодил детей. Младший, любимый, беспробудно пьет и не любит красавицу-жену Скарлетт. Вот, собственно, и все. Даже битвы за наследство толком не изображается.


Надо мне подробнее почитать про американскую драматургию, ибо непонятно, за что Уильямсу дали Пулитцеровскую премию именно за эту пьесу. Хотя после того, как мы вышли из театра, у нас все равно был приятный осадок. Мы в Нью-Йорке, черт побери, и имеем возможность видеть и слышать ВСЕХ, кого любим и хотим.

You may also like...